Рельеф - Периоды ранней (600—525 гг.) и развитой (525—480 гг.) архаики - Искусство Древней Греции - История Древней Греции - История

Рельеф как художественная форма давно был известен в странах Востока, но на эллинской почве он получил особое развитие и особое применение. Рельеф как изображение на плоскости сроден живописи, и это сходство в способах выражения сказалось в греческом искусстве в том, что в развитии художественных форм рельеф следовал за развитием живописи.

Стикеры заказать наклейки.

Но для правильного понимания истории античного рельефа необходимо учесть еще одно обстоятельство. Греки понимали, что рельеф занимает среднее положение между живописью и скульптурой, что он, подобно живописи, обладая возможностями для передачи многофигурных сложных композиций, в то же время может придать последним и известную объемность. Это делало его прекрасным средством для украшения зданий, так как давало возможность развить на архитектурных сооружениях видимые на большом расстоянии композиции с повествованиями о богах и героях.

И в конструкции греческого храма имелись детали, прекрасно подходящие для такой декоровки: метопы, фризы и фронтоны, не выполнявшие прямых конструктивных функций, могли быть свободно использованы для фигурных украшений, без нарушения ясной тектоники храма. Здесь открывалось широкое поле для применения рельефа, но вместе с тем последний становился декоративным, т. е. был связан отводимым для него строго ограниченным пространством, к которому он должен был приспособляться; кроме того, художник обязан был считаться со всем архитектурным оформлением храма.

Декоративный рельеф должен был, следовательно, развиваться в сторону создания единых по своему сюжету крупных композиций, приноровленных к данной форме поля и в смысле внешнего впечатления согласованных с архитектурными формами храма. Эта трудная задача разрешена была не сразу. Архаическая эпоха добилась определенных результатов только для фронтона.

Требования, предъявляемые к декоративному рельефу, повлияли прежде всего на создание в Греции высокого рельефа (горельефа). Плоский рельеф (барельеф), едва отделяющийся от фона, не мог дать достаточно сильного зрительного впечатления в окружении мощных архитектурных частей дорийского храма и на той значительной высоте, на которой находились метопы и фронтоны.



Медуза-Горгона. Центральная часть скульптурной композиции западного фронтона


Медуза-Горгона. Центральная часть скульптурной композиции западного фронтона храма Артемиды на острове Керкира. Известняк. Ок. 590 г. до н. э.

Отсюда развитие высокого рельефа, который затем перерос в фронтонах в круглую скульптуру.

Развитие фронтонных композиций протекало следующим образом. Фронтон представляет треугольник, ограниченный с двух сторон крышей, а с третьей стороны — гейсоном (карнизом) антаблемента. Художнику предстояло создать такую композицию, которая была бы единой, не нарушала пропорциональности отдельных фигур и в то же время занимала бы все поле фронтона, вплоть до его острых углов.

Древнейшая из известных нам фронтонных композиций, украшавшая храм начала VI в. до н. э. на о. Корфу (древней Керкире), еще очень далека от удовлетворительного решения этой задачи. Вместо единой многофигурной композиции мастер дал здесь ряд не связанных друг с другом сцен и фигур. В центре помещается огромная, во всю высоту фронтона, фигура бегущей Медузы и рядом с ней ее дети — герой Хризаор и крылатый конь Пегас. В углах фронтона помещены миниатюрные по размеру действующих лиц сцены борьбы: в правом — Зевс с гигантом, в левом — еще не истолкованная сходная композиция. Чтобы сгладить контраст между колоссальной Медузой и мелкофигурными группами в углах, художник поместил справа и слева от Медузы по большой, чисто орнаментально трактованной пантере.

Цельная по сюжету композиция встречается на маленьком рельефном фронтоне одной из сокровищниц афинского Акрополя первой половины VI в. до н. э. Художнику удалось представить здесь один из подвигов Геракла — борьбу с гидрой — и удачно заполнить углы фронтона туловищем змея-чудовища и огромным раком, приползающим по повелению Геры на место битвы. Однако пропорции фигур этой композиции не выдержаны, и художнику пришлось заставить коней, запряженных в колесницу Геракла, опустить головы и обнюхивать рака для того, чтобы поместить их во фронтоне.

На афинском Акрополе найдено было еще несколько фронтонных композиций VI в. до н. э.

На примере этих памятников можно видеть, что во второй половине VI в. до н. э. скульптурное убранство фронтонов состоит уже не из рельефных, а из частично или полностью отделившихся от фона фигур. Благодаря этому фронтонные композиции стали несравненно более доступны для обозрения с земли. Первое вполне удовлетворительное решение проблемы фронтонной композиции дают скульптуры храма Афайи на острове Эгина. Оба фронтона этого храма — западный и восточный — сходны между собой как по сюжету, так и по композиции, но стиль скульптур восточного фронтона более развит. Датой выполнения его считается начало 80-х гг. V в., в то время как западный фронтон, вероятно, был сделан несколькими годами раньше.

Перед нами здесь не рельеф, а статуи, отделившиеся от фона. Действующие лица изображены в разнообразных смелых позах. Устойчивость их обеспечивается мраморными подпорками, невидимыми для зрителей, так как они соединяли фигуры с задней стеной фронтона. В обоих фронтонах представлены сцены из мифов о взятии Трои при участии эллинских героев, сначала под предводительством Геракла и вторично при Агамемноне.

Центральное место в обеих композициях занимает стоящая во весь рост Афина, помогающая грекам в их борьбе. Слева и справа от нее группы бойцов. Ближайшие к центру фронтона герои изображены стоящими, за ними следуют падающие, раненые воины и подхватывающие их оруженосцы, далее коленопреклоненные стрелки, а в углах лежат на земле умирающие.

Так, не нарушая законов пропорциональности, мастерам удалось достигнуть цели путем простого чередования фигур, находящихся в различных положениях.

Храм Афины Афайи на острове Эгина. Ок. 500—480 гг. до н. э.

Храм Афины Афайи на острове Эгина. Ок. 500—480 гг. до н. э.

Задача украшения метоп была не менее сложна. Имелся ряд прямоугольных, почти

Задача украшения метоп была не менее сложна. Имелся ряд прямоугольных, почти квадратных полей, окружавших здание со всех сторон и отделенных друг от друга таким же рядом триглифов. Предстояло заполнить их композициями, из которых каждая должна была быть замкнутой и в то же время представлять звено единого для всего комплекса повествования.

Метопы зданий начала VI в. до н. э. не связаны друг с другом сюжетным единством. Но на воздвигнутой в конце VI в. до н. э. афинской сокровищнице в Дельфах намечен правильный путь для решения проблемы. Художник выбрал здесь темой два цикла — подвиги Геракла и подвиги Тесея. Каждому подвигу отведена отдельная метопа, и все метопы, вместе взятые, дают последовательное повествование.

Задача декоровки фризов была прямо противоположна задачам композиции метоп. Если в последнем случае художник имел перед собой небольшое квадратное поле, то при украшении фризов ему приходилось думать о композиции, которая могла бы распространиться по длинной полосе, окружающей здание со всех четырех сторон. Решающее значение здесь играл выбор темы. Подвиги героев не годились, так как они в большинстве случаев представляли единоборство с небольшим количеством фигур. Лучше всего здесь подходили массовые битвы и процессии. По большей части на каждой из четырех сторон фриза старались изображать отдельную сцену таким образом, чтобы зритель всегда видел перед собою какую-нибудь одну картину. Фриз сокровищницы Сифнийцев в Дельфах разбит на отдельные сцены.

Раненый воин. Статуя западного фронтона храма Афины Афайи на острове Эгина. Мрамор.

Раненый воин. Статуя западного фронтона храма Афины Афайи на острове Эгина. Мрамор. Ок. 500 г. до н. э.

Аристокл. Стела Аристиона, из Веланидези, Аттика. Мрамор. Ок. 510 г. до н. э.

Аристокл. Стела Аристиона, из Веланидези, Аттика. Мрамор. Ок. 510 г. до н. э. смысле искусства архаики и искусства V в. до н. э.


Наиболее удачна композиция северной стороны фриза, изображающая борьбу богов с гигантами. Сцена полна оживления и разнообразия, фигуры расположены здесь в нескольких планах.

Наряду с украшением крупных зданий рельеф служил также для украшения мелких архитектурных сооружений, и прежде всего надгробных стел. На одной позднеархаической стеле представлена целая жанровая картина. Закутанный в плащ человек стоит в свободной позе. Он опирается на посох, нагибается вперед, к своей любимой собаке, и дразнит ее цикадой, которую держит в правой руке. В рисунке этого рельефа много недочетов, но мастер остался доволен своим произведением и начертал на нем надпись: «Сделал Алксенор из Наксоса; полюбуйтесь».

Искусство архаики часто называют связанным, условным и схематичным и противопоставляют его реалистическому искусству V в. до н. э. Трудно спорить против того, что куросы и коры, а также другие произведения архаической скульптуры построены по отвлеченной схеме и что формы их стилизованы и условны. Тем не менее противопоставление в этом исторически не вполне правильно, так как оно вызывает представление о смене художественных направлений, тогда как на самом деле налицо имеются только фазы процесса развития греческого искусства в сторону реализма, процесса, протекавшего, правда, не всегда равномерно, сопровождавшегося временными задержками, но в целом направленного к познанию природы.

Начав с заимствования готовых типов и схем, греческие художники еще в VIII в. до н. э. вступили на путь изучения и подражания природе.

Путь этот оказался длинным и трудным. Отражая внутренние противоречия между различными прослойками греческого общества, аристократией земельной и торговой и простым людом, искусство двигалось вперед к реализму в неустанной борьбе между старым и новым, отживающим и возникающим. На этом пути были периоды, когда, казалось, одолевали консервативные тенденции. Таким замедлением поступательного движения в искусстве отмечены, например, последние годы правления Писистрата.

Художники этого времени в своих произведениях обнаруживают склонность к успокоению

Художники этого времени в своих произведениях обнаруживают склонность к успокоению на достигнутом и стремление к утонченности и внешней эффектности. Но эта задержка была кратковременной. За ней последовал новый бурный порыв, который подвел греческое искусство архаического периода к самой грани перехода в новое качество. Этот скачок, имевший всемирно-историческое значение, должен рассматриваться как надстроечное явление, возникшее в результате становления афинской демократической республики и подобно последней бывшее результатом длительного исторического развития.

      Смотрите также

      138. Завоевание Элиды
      Через некоторое время после возвращения Геракл собрал войско тиринфцев и аркадцев и, поддержанный добровольцами из самых лучших греческих семей, пошел войной против Авгия, царя Элиды, на которого он ...

      122. Безумие Геракла
      Поражение, нанесенное Гераклом минийцам, сразу сделало его самым известным героем. В награду за это он получил в жены старшую дочь царя Креонта, по имени Мегара, или Мегера, и был назначен защитнико ...

      106. Семеро против Фив
      В Аргос приходило так много царских детей в надежде жениться на Аргии и Деипиле, дочерях царя Адраста, что царь, боясь нажить себе сильных врагов при выборе зятя, обратился к Дельфийскому оракулу. А ...