97. Тесей и Медея - Жизнь и подвиги Тесея - Мифы Древней Греции Р. Грейвс - Литература

Когда Тесей прибыл в Аттику, его встретили на берегу реки Кефис сыновья Фитала, чтобы совершить над ним обряд очищения от крови, которую тот пролил, в особенности от крови Синиса, который приходился им родственником по материнской линии. Алтарь Зевса Милосердного, где совершалась вся церемония, до сих пор стоит у реки. После этого Тесей стал гостем Фиталидов, и это было первое настоящее гостеприимство, оказанное ему с тех пор, как он покинул Трезен. Одетый в длинные одежды, с аккуратно уложенными волосами, он вошел в Афины в восьмой день месяца Крония, который теперь называется гекатомбеоном. Проходя мимо почти построенного храма Аполлона Дельфиния, он был принят каменщиками, работавшими на крыше, за девушку, и те его довольно нагло спросили, как это ему позволили ходить по улицам без сопровождающих. Вместо ответа Тесей выпряг быков из повозки и подбросил одного из них так, что тот взлетел над крышей храма.

b. Пока Тесей рос в Трезене, Эгей сдержал обещание, данное им Медее. Когда она бежала из Коринфа в знаменитой колеснице, запряженной крылатыми змеями, он дал ей убежище в Афинах, а затем женился на ней, будучи уверенным, что ее колдовские чары помогут ему обрести наследника, поскольку он не знал, что Эфра уже родила ему Тесея.

c. Стоило только Тесею появиться в Афинах, как Медея тут же узнала его, и в ней проснулась тревога за родившегося у нее от Эгея сына Меда, считавшегося наследником афинского престола. Она убедила Эгея, что Тесей пришел как лазутчик или наемный убийца, и пригласила его на пир, в храм Аполлона Дельфиния. Эгей, который пользовался храмом как своим дворцом, должен был предложить Тесею чашу вина, заранее приготовленную Медеей. В чаше был аконит — яд из растения, которое она привезла из вифинской Ахерусии. Там оно впервые выросло из смертельной пены, стекавшей с Кербера, когда Геракл вытащил его из Аида. Крестьяне называют это растение «аконит» потому, что оно растет на голых скалах.

d. Одни говорят, что, когда в храме Аполлона Дельфиния подали жареное мясо, Тесей нарочито вытащил свой меч, словно желая отрезать кусок, чтобы привлечь к

[пропущено не менее одной строки — так в бумажном издании]

ревая, чашу к губам, как вдруг Эгей заметил вырезанных на рукояти меча змей — герб Эрехтеидов — и отшвырнул чашу с ядом. До сих пор показывают место, куда упала чаша, — оно отделено от остального храма.

e. Тогда в Афинах воцарилось веселье, какого город еще не знал. Эгей обнял Тесея, собрал народное собрание и на нем объявил его своим сыном. Он зажег огни на всех алтарях и осыпал изваяния богов подарками, были принесены в жертву гекатомбы быков, украшенных гирляндами цветов. Во всем дворце и во всем городе аристократы и простолюдины пировали вместе и пели славу Тесею, который совершил уже больше подвигов, чем прожил лет в своей жизни.

f. После этого Тесей отправился, чтобы отомстить Медее, которая ускользнула от него, окутав себя волшебным облаком, и уже покинула Афины вместе с юным Медом и свитой, которую ей великодушно выделил Эгей. Некоторые, правда, говорят, что она бежала вместе с Поликсеном, ее сыном от Ясона.

g. Паллант и пятьдесят его сыновей, которые еще раньше заявляли, что Эгей не настоящий Эрехтеид и потому не имеет права на трон, открыто восстали, когда поняли, что этот чужак может лишить их всякой надежды когда-нибудь править Афинами. Они разделили свои силы: Паллант с двадцатью пятью сыновьями и множеством слуг пошли на город со стороны Сфетта, а другие двадцать пять сыновей залегли в засаде у Гаргетта. Однако Тесей, узнавший об их планах от вестника по имени Леос из рода Агниев, напал на скрывшихся в засаде и всех перебил. После этого Паллант взмолился о мире. Паллантиды так и не забыли предательства Леоса и до сих пор не вступают в брак с Агниями и не позволяют никому из глашатаев начинать объявление словами «Akouete leoi («Слушайте, люди!»), поскольку lеоі звучит как Леос.

h. Этого Леоса нужно отличать от другого Леоса, сына Орфея и предка афинских Леонтидов. Однажды во время голода и чумы этот Леос подчинился Дельфийскому оракулу и принес в жертву своих дочерей Теопу, Праксифею и Эвбулу, чтобы спасти город. В их честь афиняне построили святилище Леокорий.

Павсаний I.37.3 и 19.1; Плутарх. Тесей 12.

Еврипид. Медея 660 и сл.; Аполлодор I.9.28.

Плутарх. Тесей 12; Аполлодор. Эпитома I.6; Овидий. Метаморфозы VII.402 и сл.

Плутарх. Цит. соч.; Овидий. Цит.соч.

Овидий. Цит. соч.; Аполлодор. Цит. соч.; Диодор Сицилийский IV.55.6; Гелланик. Цит. по: Павсаний II.3.7.

Плутарх. Тесей 13.

Павсаний I.5.2; Суда под словом Leos; Аристид. Панафинейская речь; Суда под словом Leocorium; Элиан. Пестрые рассказы ХІІ.28.

1. Эта искусственная любовная история с театральной развязкой в сцене с отравлением напоминает историю с Ионом (см. 44.a), а случай с подбрасыванием быка в воздух — это просто грубая имитация подвигов Геракла. Вопрос каменщиков звучит довольно анахронично, поскольку в героическую эпоху молодые женщины еще ходили без сопровождающих. Тесея также нельзя было принять за девушку, поскольку он уже пожертвовал свои волосы Аполлону и стал одним из куретов. Однако недостатки повествования говорят в пользу того, что оно возникло на основе сакрального изображения, запечатлевшего (коль скоро люди на крыше воспринимались как каменщики) жертвоприношение по случаю окончания строительства храма (см. 84.1).

2. Изгнание Медеи сначала из Коринфа, а потом из Афин указывает на искоренение эллинами культа земли-богини. Ее запряженная змеями колесница свидетельствует о ней как о коринфской Деметре (см. 24.m). Поражение, нанесенное Тесеем Паллантидам, также указывает на подавление первоначального культа Афины (см. 9.1 и 16.2) с ее пятьюдесятью жрицами; pallas может означать и «юноша», и «девушка». Другой вариант этой же истории мы находим в принесении в жертву трех дочерей Леоса, которые на самом деле были богинями в виде триады. Девственницей была Теопа («божественный лик»), олицетворявшая народившуюся луну; нимфой — Праксифея («богиня в действии»), олицетворявшая царицу-пчелу. В Эвбее так же звали мать Кекропа (Аполлодор III.15.1). Старухой являлась Эвбула («добрый совет»), олицетворявшая богиню-оракула, которой Эвбулей-свинопас служил в Элевсине.

3. То, что Паллантиды и Агнии воздерживались от браков между собой, могло являться атавизмом экзогамии со сложной системой групповых браков между фратриями, причем каждая фратрия или подфратрия состояла из нескольких тотемных кланов. Если эта догадка справедлива, то Паллантиды и Агнии, вероятно, принадлежали одной подфратрии, тогда как браки разрешались только между представителями различных подфратрии (см. 80.5). Тотемом Паллантидов могла быть коза, Агниев — ягненок, Леонтидов — лев, а Эрехфеев — змей. В аттической мифологии называются и другие тотемные кланы, например: ворона, соловей, удод, волк, вепрь и сова.

4. Судя по мифам о Тесее и Геракле, верховные жрицы богини Афины в Афинах и богини Геры в Аргосе принадлежали к клаку льва, в который они принимали царя-жреца. Золотое кольцо, найденное в Тиринфе, изображает четырех львов-мужчин, предлагающих сосуды для жертвенных возлияний сидящей богине, которой может быть Гера, так как за ее троном сидит кукушка (см. 12.4). Несмотря на то, что на Крите не водились львы, их изображения как священных животных богини встречаются и здесь. Афина не ассоциировалась с кукушкой, но изображалась в образе других птиц, которые могут иметь тотемное происхождение. У Гомера ее можно встретить в образе морского орла («Одиссея» III.371) и ласточки (там же, XXІІ.239); вместе с Аполлоном она появляется в образе ястреба («Илиада» VII.58), а вместе с Герой — в образе голубки (там же, V.778). На небольшой афинской вазе, датируемой V в. до н.э., Афина изображена в виде жаворонка. Около Мегары существовало святилище, где ей поклонялись в образе гагары или баклана (Павсаний 1.5.3. — см. 94.c). Однако ее основным птичьим образом была мудрая сова. Клан сов сохранил свой ритуал вплоть до классической эпохи: наряженные совами инициируемые исполняли обряд поимки их тотемной птицы (Поллукс IV.103).

5. Рассказ Плутарха об Akouete leoi достаточно достоверен: в первобытных религиях очень часто случалось так, что отдельные слова подвергались запрету из-за того, что они звучали как имя человека, название предмета или животного, упоминание которого считалось небезопасным. Особенно это относилось к именам умерших родственников, даже если они умирали естественной смертью.

6. То, что Паллантиды не считали Эгея и Тесея истинными Эрехтеидами, может указывать на протест, который в VI в. до н.э. в Афинах вызвала узурпация семьей иммигрантов Бутадов (которые реставрировали легенду о Тесее) местного жречества Эрехтеидов. (см. 95.3).

      Смотрите также

      Роль родовой организации
      Родо-племенной характер социального строя гомеровской Греции сказывается во всех областях общественной жизни. Так, например, человек, утративший по каким-либо причинам связь со своей родовой орган ...

      170. Странствия Одиссея
      Одиссей отплыл из Трои, полностью уверенный в том, что ему суждено пространствовать еще целых десять лет, прежде чем он доберется до Итаки. Сначала он пристал к берегу у киконского Исмара и овладел ...

      32. Тюхе и Немесида
      Тюхе — дочь Зевса, которой он предоставил право решать судьбу смертных. Одних она осыпает дарами из рога изобилия, других лишает даже того, что у них есть. В своих поступках она крайне безответ ...