132. Десятый подвиг: коровы Гериона - Жизнь и подвиги Геракла - Мифы Древней Греции Р. Грейвс - Литература

Десятым подвигом Геракла должно было стать похищение знаменитых коров Гериона с острова Эрифия, расположенного далеко на западе в Океане. Причем Гераклу запрещалось требовать этих коров или платить за них. Герион был сыном Хрисаора и Каллирои — дочери титана Океана — и царем иберийского Тартесса. Он считался самым сильным из живших тогда людей, ибо родился с тремя головами, шестью руками и тремя телами, сросшимися в пояснице. Ленивых красномастных коров Гериона, отличавшихся необычайной статью, пас Эвритион, сын Ареса, а сторожил двуглавый пес Орфр, ранее принадлежавший Атланту и родившийся от Тифона и Ехидны.

b. Во время своего пути через всю Европу Геракл перебил много диких зверей и, когда наконец достиг Тартесса, воздвиг на противоположных берегах пролива, отделяющего Европу от Африки, две каменные стелы. Одни утверждают, что некогда оба континента представляли одно целое и что Геракл прорубил между ними канал или раздвинул скалы. Другие говорят, что, наоборот, он сузил существовавший пролив, чтобы по нему не могли плавать киты и другие морские чудовища.

c. Страдая от палящих лучей Гелиоса, Геракл направил на него свой лук. «Ну, это уж слишком!» — сердито закричал Гелиос. Геракл извинился за свою несдержанность и тут же ослабил тетиву. Не желая отставать в вежливости, Гелиос дал ему на время путешествия свой золотой челн в форме водяной лилии, в котором он и переправился на Эрифию, но титан Океан, чтобы испытать его, устроил ужасную качку. Геракл вновь достал свой лук, при виде которого Океан тут же успокоился. По другому рассказу, Геракл переправился на Эрифию в бронзовом погребальном сосуде, а в качестве паруса использовал львиную шкуру.

d. Прибыв на остров, он поднялся на гору Абант. Пес Орфр с лаем бросился на него, но обрушившаяся дубина Геракла тотчас же лишила его жизни. Поспешивший на помощь Орфру пастух Гериона Эвритион погиб той же смертью. После чего Геракл погнал коров в сторону моря. Менет, пасший поблизости скот Гадеса, оставленный Гераклом в целости и сохранности, рассказал о случившемся Гериону. Вызванный Герионом на поединок, Геракл сразу пробил все три его туловища единой стрелой. Некоторые, правда, говорят, что он выпустил три стрелы, не сходя с места. Так как Гера поспешила на помощь Гериону, Геракл ранил ее стрелой в правую грудь, и она бежала. Так, не требуя коров и не заплатив за них, он стал их владельцем, сел в золотой челн, на котором приплыл в Тартесс, а затем с благодарностью вернул его Гелиосу. Из крови Гериона выросло дерево, которое, когда восходят Плеяды, приносит похожие на вишни плоды без косточек. Однако Герион умер не бездетным: его дочь Эрифия родила от Гермеса Норакса, который возглавил колонию на Сардинии еще задолго до Гилла и основал самый древний на острове город Нора.

e. Местоположение Эрифии, называемой еще Эритрея, или Эритрия, вызывает споры. Хотя одни называют ее островом за Океаном, другие помещают ее в море напротив побережья Луситании. Третьи отождествляют ее с островом Леон или с соседним с ним островком, на котором был построен древнейший город Гадес, а пастбища столь хороши, что молоко пасущихся там овец не дает сыворотки, а один чистый творог, коровам же через каждые пятьдесят дней пускают кровь, чтобы они не задохнулись от ее избытка. Этот островок, где почитают Геру, называется Эрифия, или Афродисия. Леон, остров, на котором находится нынешний город Гадес, некогда назывался Котинуса — за росшие там оливы, — но финикияне переименовали его в Гадиры, что значит «укрепленный город». На западном мысе находится храм Крону и город Гадес; на восточном — храм Геракла, известный своим источником, который во время приливов иссякает, а во время отливов наполняется. Герион погребен в городе, который не менее известен своим тайным деревом, принимающим различные формы.

f. По другому свидетельству, однако, коров Гериона пасли не на островах, а на склонах гор наиболее удаленной части Иберии, омываемой Океаном. Герион — это титул знаменитого царя Хрисаора, который правил всей землей, а в охране царства ему помогали трое его отважных сыновей, причем каждый выступал во главе войска, набранного из воинственных племен. Чтобы сразиться с ними, Геракл собрал большие силы на Крите, где родился его отец Зевс. Критяне устроили Гераклу пышные проводы, а по возвращении он избавил их остров от медведей, волков, змей и других вредных животных, которые с тех пор на острове не водятся. Поначалу он отплыл в Ливию, где убил Антея, уничтожил диких зверей, расплодившихся в пустыне, и сделал этот край изобильным. Затем он посетил Египет, где убил Бусириса. После чего пошел на запад, пересекая Северную Африку и по пути уничтожив горгон и ливийских амазонок, основал город Гекатомпил, называемый ныне Капса, что на юге Нумидии, и около Гадеса вышел к Океану. Здесь по обе стороны пролива он воздвиг Столпы, переправил свою армию в Испанию и обнаружил, что сыновья Хрисаора — каждый со своим войском — стоят лагерем недалеко друг от друга. Он покорил и убил их поочередно и наконец угнал знаменитые Герионовы стада, передав Иберию в правление самому достойному из оставшихся в живых жителей.

g. Геракловы Столпы обычно отождествляют с выдающимися в пролив мысами Кальпа в Европе и Абиле, или Абиликс, в Африке. Другие отождествляют их с островами около Гадиры, самый крупный из которых посвящен Гере. Все испанцы и ливийцы, однако, воспринимают слово «Столпы» буквально и считают, что они расположены в Гадире. Это якобы бронзовые колонны в честь Геракла высотой восемь локтей. На них написано, сколько стоила их постройка. Там, где они стоят, мореходы, благополучно вернувшись из плавания, всегда совершают жертвоприношения. Сами жители Гадира говорят, что по велению оракула царь Тира должен был основать колонию около Геракловых Столпов. Для этой цели он отправил три отряда, чтобы исследовать местность. Первый отряд, считая, что оракул имел в виду Абиле и Кальпу, высадился непосредственно в проливе, в том месте, где сейчас стоит город экситанов. Второй отряд прошел пролив и в двухстах милях от него высадился на острове, считавшемся священным островом Геракла и расположенном напротив испанского города Оноба. Однако оба отряда получили неблагоприятные предзнаменования во время совершения жертвоприношений и вернулись домой. Третий отряд достиг Гадира и воздвиг святилище в восточной части острова, а на западной был благополучно заложен город Гадир.

h. Кое-кто, правда, отрицает, что эти Столпы воздвиг Геракл, и утверждает, что Абиле и Кальпа первоначально назывались Столпами Крона, а потом — Столпами Бриарея — гиганта, чья власть простиралась так далеко. Но затем, когда имя Бриарея (которого также звали Эгеон) было забыто, их переименовали в честь Геракла, возможно потому, что расположенный в пяти милях от Кальпы город Тартесс был основан Гераклом и когда-то назывался Гераклеей. Здесь еще показывают массивные древние стены и овчарни. Однако не следует забывать, что древнейшего Геракла также звали Бриареем. Обычно говорят о двух Геракловых Столпах, но некоторые считают, что их было три или четыре. Говорят, что так называемые «Геракловы Столпы» имеются на северном берегу Германии, на Понте Эвксинском, на западной оконечности Галлии и в Индии.

i. Один из храмов Геракла стоит на священном мысе в Луситании, самой западной оконечности мира. Посетителям запрещено вступать в пределы храма ночью, потому что «в это время им владеют боги». Возможно, когда Геракл воздвиг свои Столпы, чтобы отметить предел, до которого разрешалось пускаться в плавание, он выбрал именно это место.

j. Вопрос о том, как ему потом удалось пригнать скот в Микены, вызывает много споров. Одни говорят, что он временно сдвинул Абиле и Кальпу и по образовавшемуся мосту переправился в Ливию. Но, согласно более правдоподобному свидетельству, он прошел по той территории, которая сейчас называется Абдера — одно из финикийских поселений, — а затем через всю Испанию, оставляя по дороге своих спутников в качестве колонистов. В Пиренеях он ухаживал за принцессой бебриков Пиреной, но похоронил ее. Этот горный хребет назван ее именем. Говорят, что там находится исток реки Дунай — у города, также носящего имя этой принцессы. После этого он посетил Галлию, где покончил с варварским местным обычаем убивать чужеземцев, и завоевал столько сердец своими благородными делами, что смог основать большой город, которому дал название Алесия, что значит «Блуждающая», в память о своих путешествиях. Галлы до сего дня почитают Алесию как центр всех их земель и мать всех городов, которая оставалась непокоренной вплоть до правления Калигулы. Сами же галлы утверждают, что происходят от союза Геракла с высокого роста принцессой по имени Галата, выбравшей его своим возлюбленным и взрастившей этот воинственный народ.

k. Когда Геракл гнал коров Гериона через Лигурийский мыс, двое сыновей Посейдона по имени Иалебион и Деркин попытались похитить их и поплатились за это жизнью. Во время сражения с враждебно настроенными лигурийцами у Геракла кончились стрелы и он в слезах пал на колени — раненый и изможденный. Но земля под ним оказалась мягкой, и он не нашел ни одного камня, которым бы можно было швырнуть в противника — им был брат Иалебиона по имени Лигис. Тогда Зевс, вняв его слезам, наслал на землю тучу, из которой пролился каменный дождь, и с помощью этих камней Геракл обратил лигурийцев в бегство. Зевс поместил среди звезд изображение Геракла, сражающегося с лигурийцами. Еще одно напоминание об этом сражении сохранилось на земле в виде широкой круглой долины, расположенной между Массалией и устьем Родана, примерно в пятнадцати милях от моря. Она называется «Каменной равниной» потому, что вся покрыта камнями размером в человеческий кулак; там же есть соленые источники.

l. Переправляясь через Лигурийские Альпы, Геракл прорубил дорогу, по которой смогло пройти его войско и обозы. Кроме того, он разгромил все шайки разбойников, орудовавших на перевале, ведущем в местность, которая сейчас называется Цизальпийская Галлия и Этрурия. Только пройдя по всему побережью Италии и переправившись в Сицилию, он понял, что идет неверной дорогой. Римляне говорят, что, достигнув Альбулы, которая впоследствии стала называться Тибром, он был встречен царем Эвандром, некогда изгнанным из Аркадии. Вечером Геракл переплыл через реку, гоня стадо перед собой, и лег отдохнуть на траву. А рядом, в глубокой пещере, жил огромный ужасный трехглавый пастух по имени Как, сын Гефеста и Медузы, который слыл несчастьем и позором Авентинского леса и изрыгал пламя из всех своих трех ртов. Человеческие черепа и руки свисали со сводов его пещеры, а пол был выстлан костями его жертв. Пока Геракл спал, Как похитил у него двух самых лучших быков и четырех телок, которых, держа за хвосты, приволок в свое логово.

m. С первыми лучами солнца Геракл проснулся и сразу же заметил пропажу скота. Проведя какое-то время в бесплодных поисках, он уже собирался погнать оставшихся животных дальше, но тут одна из похищенных телок замычала от голода. Пойдя на звук, Геракл пришел к пещере, вход в которую загораживала скала, да такая большая, что ее вряд ли смогли бы сдвинуть десять запряженных вместе быков. Но Геракл отодвинул скалу, словно это был небольшой камушек, и, не убоявшись пламени, которое извергал Как, схватился с ним и сделал из него настоящее месиво.

n. Затем с помощью царя Эвандра Геракл воздвиг алтарь Зевсу и принес на нем в жертву одного из возвращенных быков, после чего отдал распоряжение относительно того, как нужно поклоняться ему самому. Однако римляне рассказывают эту историю, чтобы прославить самих себя. Правда же заключается в том, что Кака убил не Геракл, а огромного роста пастух по имени Гаран или Рекаран, бывший союзником Геракла. Он же и принес жертву Зевсу.

o. Царя Эвандра скорее уважали, чем боялись. Особый почет принесло ему знание букв, которое он унаследовал от своей пророчицы-матери — аркадской нимфы Никостраты или Фемиды. Она была дочерью реки Ладон, и, хотя мужем ее был Эхен, Эвандра она родила от Гермеса. Никострата уговорила Эвандра убить своего мнимого родителя, а когда аркадцы изгнали их обоих, она отправилась с ним в Италию в сопровождении отряда пеласгов. Там примерно за шестьдесят лет до начала Троянской войны они основали городок под названием Паллантий, расположенный на холме на берегу реки Тибр. Позднее этот холм назвали Палатин. Место это выбрала Никострата, и вскоре Эвандр стал самым могущественным царем в Италии. Никострата, которую теперь звали Кармента, создала на основе пеласгийского алфавита, насчитывавшего тринадцать согласных и привезенного Кадмом из Египта, латинский алфавит с пятнадцатью согласными. Некоторые, правда, утверждают, что это Геракл обучил письму народ Эвандра и поэтому ему совместно с музами принадлежит алтарь.

p. По словам римлян, Геракл освободил царя Эвандра от дани, которую тот платил этрускам, и убил царя Фавна, в обычае которого было приносить чужеземцев в жертву на алтаре своего отца Гермеса. От Геракла вдова или дочь Фавна родила Латина, предка латинов. Правда, греки утверждают, что Латин родился от Кирки и Одиссея. Во всяком случае, Геракл искоренил ежегодные жертвоприношения в честь Крона (когда двух людей бросали в воды Тибра) и заставил римлян вместо людей бросать кукол. И по сей день в мае при полной луне главная весталка, стоя на дубовых сваях Pons Sublicius, бросает в желтый поток сплетенные из камыша и побеленные фигурки стариков, называемых аргивянами. Считается также, что Геракл основал Помпеи и Геркуланум, сражался с гигантами во Флегрейской равнине у города Кум, построил дамбу длиной в одну милю поперек Лукринского залива, которую теперь называют Гераклейской дорогой и по которой он погнал Герионовых коров.

q. Далее говорится, что он устроил отдых у границы Регия и эпизефирских Локр и, устав от стрекотанья цикад, стал молить богов, чтобы те заставили цикад замолчать. Боги тут же удовлетворили его мольбу, и с тех пор никто никогда не слыхал цикад на регийской стороне реки Алек, хотя на локридском берегу они все еще слышны. В тот день от стада отбился бык и, бросившись в море, поплыл к Сицилии. Погнавшийся за ним Геракл обнаружил, что бык спрятался среди стад царя Эрикса, правившего элиманами. Тот был сыном Афродиты и Бута. Эрикс, кичившийся своей славой борца, вызвал Геракла на поединок в пятиборье. Геракл вызов принял, но при условии, что Эрикс поставит свое царство против сбежавшего быка. Выиграв первые четыре соревнования, Геракл поднял Эрикса и так ударил оземь, что противник пал замертво, — и сицилийцы увидели, что не всякий рожденный богиней бессмертен. Так царство Эрикса досталось Гераклу, но он перепоручил его местным жителям до тех пор, пока кто-нибудь из его потомков не придет и не предъявит свои права на престол.

r. Некоторые говорят, что Эрикс, чье ристалище показывают до сих пор, имел дочь по имени Псофида, родившую Гераклу двух сыновей — Эхефрона и Промаха. Воспитывались они в Эриманфе, который решили переименовать в Псофиду в честь их матери. Там же они построили святилище Афродиты Эрицины, от которого сейчас остались только руины. Святилища в честь героев Эхефрона и Промаха давно потеряли всякое значение, а Псофиду обычно считают дочерью Ксанфа, приходившегося внуком Аркаду.

s. Продолжив свой путь по Сицилии, Геракл пришел в то место, где сейчас находится город Сиракузы. Там он совершил жертвоприношения и учредил ежегодный праздник, отмечаемый на краю священной пропасти Киана, через которую Гадес увез Кору в преисподнюю. Тем, кто возносит почести Гераклу в долине Леонтина, он оставил неувядающую память о своем посещении. Неподалеку от города Агирия на каменистой дороге остались отпечатки копыт его животных, как если бы эта дорога была покрыта воском. Восприняв это как признак собственного бессмертия, Геракл принял от местных жителей божественные почести, которых он до этого дня избегал. Затем в ответ на хорошее к нему отношение он за городскими стенами выкопал для жителей пруд, имеющий четыре стадии в окружности, и воздвиг местные святилища в честь Иолая и Гериона.

t. Вернувшись в Италию в поисках другой дороги в Грецию, Геракл погнал свое стадо по восточному берегу в сторону Лакинийского мыса, где местный правитель, царь Лакиний, похвалялся тем, что ему удалось обратить Геракла в бегство. На самом деле причиной «бегства» Геракла было то, что Лакиний построил храм Геры, при виде которого Геракл повернул в сторону, испытывая отвращение. Пройдя шесть миль, Геракл случайно убил некоего Кротона. Он предал его земле со всеми полагающимися почестями и изрек, что придет время, когда на этом месте возникнет великий город, названный его именем. Предсказание Геракла осуществилось, когда Геракл стал богом: он явился во сне одному из своих потомков, аргивянину Мискелу, и пригрозил ему страшными карами, если тот не возглавит колонистов, отправлявшихся в Италию, и не построит там город. Когда аргивяне уже готовы были предать Мискела смерти за то, что тот нарушил их запрет на эмиграцию, он чудесным образом превратил все черные камни, предназначенные для голосования, в белые.

u. Геракл предполагал погнать стадо Гериона через Истрию в Эпир, а оттуда на Пелопоннес через Истм. Однако там, где Адриатический залив больше всего вдается в сушу, Гера наслала на стадо овода, который погнал коров через Фракию в Скифскую пустыню. Геракл отправился за коровами. Одной холодной ночью, в непогоду, он завернулся в львиную шкуру и крепко уснул на склоне каменистого холма. Проснувшись, он обнаружил, что кобылы, которых он накануне выпряг из своей колесницы, чтобы дать им попастись, исчезли. Он обыскал всю округу и наконец пришел в лесистую местность под названием Гилея, где странное существо полудева-полузмея прокричала ему из пещеры, что его кобылы у нее и что она готова их отдать, если Геракл согласится стать ее супругом. Геракл с неохотой согласился и трижды поцеловал ее. После чего змеехвостая дева страстно обняла его, а когда он вновь стал свободен от ее объятий, спросила: «Что мне делать с тремя сыновьями, которых я уже несу в своем чреве? Когда они возмужают, поселить их там, где я являюсь владыкой, или отправить тебе?»

v. «Когда они вырастут, будь внимательна! — ответил Геракл. — Если кто-либо из них согнет этот лук так, как это делаю сейчас я, и подпояшется так, как это делаю сейчас я, то назначь его правителем своей страны».

Сказав эти слова, он отдал ей один из двух своих луков и пояс, с пряжки которого свисала золотая чаша, и пошел своей дорогой. Родившуюся тройню она назвала Агафирсом, Гелоном и Скифом. Двое старших не смогли справиться с условием, которое определил им отец, и мать прогнала их, а Скиф преуспел и в том и в другом случае и стал предком всех царей, правивших скифами, которые до сих пор носят на поясах золотые чаши. Другие, правда, говорят, что не Геракл, а Зевс вступил в связь со змеехвостой девой и что, когда три сына, рожденные ею, еще правили страной, с неба упало четыре золотых предмета: плуг, ярмо, секира и чаша. Первым бросился их поднимать Агафирс, но стоило ему подойти, как золото запылало и обожгло ему руки. То же случилось и с Гелоном. Но когда подошел самый младший, Скиф, пламя сразу же погасло. После чего он принес домой четыре золотых сокровища, а старшие братья согласились уступить ему царство.

w. Геракл, вернув себе таким образом кобыл и почти всех сбежавших коров, погнал их назад через реку Стримон, которую он для этой цели перегородил камнями. Дальше с ним уже ничего не случалось, пока великан-пастух Алкионей, завладевший проходом через коринфский Истм, не швырнул скалу в войско, которое вновь шло за Гераклом, разрушил ею не менее двенадцати колесниц и убил дважды двенадцать воинов. Это был тот самый Алкионей, который дважды похищал священное стадо Гелиоса — первый раз с Эрифии, а второй — с коринфского акрополя. Он бросился вперед, вновь подобрал скалу и на этот раз запустил ее в Геракла. Но тот отбил ее своей дубиной, и она, отлетев, погубила великана. Эту скалу до сих пор показывают на Истме.

Павсаний IV.36.3; Аполлодор ІІ.5.10; Гесиод. Теогония 981 и сл.

Гесиод. Теогония 287 и сл.; Аполлодор. Цит. соч.; Ливий I.7; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия VIII.300.

Аполлодор II.5.10; Диодор Сицилийский IV.18; Помпоний Мела I.5 и ІІ.6.

Аполлодор. Цит. соч.; Сервий. Цит. соч. VII.662, VIII.300.

Аполлодор. Цит. соч.; Еврипид. Геракл 423; Сервий. Цит. соч. VII.662; Павсаний Х.17.4.

Гесиод. Теогония 287 и сл.

Страбон III.5.3—4 и 7 и сл.; Полибий. Цит. по: Страбон III.5.7; Павсаний I.35.6.

Диодор Сицилийский III.55 и IV.17—19.

Страбон ІІІ.5.5.

Евстафий. Комментарий к «Описанию Земли» Дионисия Периегета 64 и сл.; Схолии к «Немейским одам» Пиндара III.37; Аристотель. Цит. по: Элиан. Пестрые рассказы V.3; Плиний. Естественная история III.3 и сл.; Тимофей. Цит. по: Страбон ІІІ.1.7.

Эсхил. Прикованный Прометей 349 и 428.

Тацит. Германия 34; Сервий. Цит. соч. ХІ.262; Страбон III.5.6.

Страбон III.1.4; Пиндар. Немейские оды III.21 и сл.

Аполлодор II.5.10; Страбон ІІІ.4.3; Асклепиад Миртейский. Цит. по: Страбон. Цит. соч.

Силий Италик III.415 и сл.; Геродот II.33; Диодор Сицилийский IV.19 и 24.

Аполлодор II.5.10; Эсхил. Прометей Освобожденный. Цит. по: Гигин. Поэтическая астрономия II.6 и по: Страбон IV.1.7.

Диодор Сицилийский IV.21; Овидий. Фасты I.543; Ливий I.7.

Проперций. Элегии IV.9.10; Овидий. Фасты I.545 и сл.; Ливий. Цит. соч.; Вергилий. Энеида VIII.193 и сл.

Ливий. Цит. соч.; Вергилий. Энеида. Цит. соч.; Овидий. Цит. соч.

Плутарх. Римские вопросы 18. Овидий. Цит. соч.; Ливий. Цит. соч.; Веррий Флакк. Цит. по: Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия VIII.203; Аврелий Виктор. О происхождении римлян 8 и сл.

Сервий. Цит. соч. VIII.51.130 и 336; Ливий I.7; Плутарх. Цит. соч. 56; Павсаний VIII.43.2; Дионисий Галикарнасский. Римские древности V.90 и сл.

Сервий. Цит. соч. VIII.130 и 336; Гигин. Мифы 277; Юба. Цит. по: Плутарх. Римские вопросы 59.

Плутарх. Цит. соч. 18 и 32; Гесиод. Цит. соч. 1013; Овидий. Фасты V.621 и сл.

Диодор Сицилийский IV.21—22 и 24; Страбон III.4.4.

Диодор Сицилийский IV.22; Страбон VI.1.6; Аполлодор II.5.10; Сервий. Цит. соч. I.574.

Павсаний IV.36.3; Диодор Сицилийский IV.23; Аполлодор. Цит. соч.; Сервий. Цит. соч. Х.551.

Павсаний VIII.24.1 и 3.

Диодор Сицилийский IV.23—24 и V.4.

Диодор Сицилийский IV.24; Сервий. Цит. соч. ІІІ.552; Овидий. Метаморфозы XV.12.

Диодор Сицилийский IV.25; Геродот IV.8—10.

Геродот IV.5.

Аполлодор II.5.10 и I.6.1; Пиндар. Немейские оды IV.25 и сл. и Истмийские оды VI.32 и сл.

1. Основная тема подвигов Геракла — это совершение ряда поединков для того, чтобы стать возлюбленным Адметы, Авги, Афины или Ипполиты — одним словом, царицы, какое бы имя она ни носила. Совершение десятого подвига первоначально могло иметь очень большое значение для данной темы, особенно если этот подвиг свидетельствует об обычае патриархальных эллинов выкупать невесту за деньги, вырученные от продажи угнанного скота. В гомеровской Греции женщин оценивали в определенное количество голов скота, как это до сих пор делается в некоторых регионах в восточной и центральной Африке. Однако постепенно миф оброс чужеродными элементами, включая посещение западного Острова смерти и благополучное возвращение оттуда с добычей. В одиннадцатой табличке вавилонского мифа творения Гильгамеш совершает путешествие, аналогичное тому, которое совершил Геракл на Эрифию, а именно на остров-усыпальницу, переплыв для этого воды смерти и использовав свою одежду как парус. Это совпадение еще раз указывает на сходство между мифами о Геракле и Гильгамеше. Возможно, в их основе лежит общий шумерский источник. Как и Геракл, Гильгамеш убивает чудовищного льва и носит его шкуру (см. 123.e); схватив за рога, одолевает небесного быка (см. 129.b); находит таинственный цветок вечной молодости (см. 135.b); совершает путешествие вместе с богом солнца (см. 132.d) посещает сад Инанны, где, убив змею, поселившуюся в чудесном дереве, получает в качестве вознаграждения два священных предмета из подземного мира (см. 133.e). Отношения между Гильгамешем и его другом Энкиду во многом напоминают отношения между Тесеем, афинским Гераклом, и его сотоварищем Пирифоем, который отправляется в Аид и не может вернуться оттуда (см. 103.c и d).

2. Дофиникийские греческие колонии, возникшие в Испании, Галлии и Италии под покровительством Геракла, способствовали развитию этого мифа. В географическом смысле Геракловы Столпы, в районе которых первые поселенцы появились примерно в XI в. до н.э., — это Сеута и Гибралтар.

3. Гесиод («Теогония» 287) называет Гериона tricephalon («трехголовый»). То же значение имело слово tricarenon, напоминающее имя кельтского бога Tarvos Trigaranus, который на алтаре Париса изображен рубящим ивовое дерево двумя левыми руками в окружении журавлей и быка. Слово «Герион», возможно, является искаженным вариантом слова Trigaranus. Поскольку в ирландской и греческой традиции журавли ассоциируются с тайнами алфавита (см. 52.6) и с поэтами, не исключено, что Герион исполнял при богине роль хранителя древнего алфавита, т.е. Крона в окружении дактилей. На острове-усыпальнице Эрифия Крон—Герион, бывший некогда солнечным героем типа Геракла—Бриарея, превратился в бога мертвых, а Орфр стал его Кербером. Поэтому десятый подвиг путали с двенадцатым.

4. Вероятно, Сервий неправильно цитирует Веррия Флакка. Правдоподобней было бы так: «Не Как, а трехголовый Гаран (Герион) звали жертву Геракла, а помогал Гераклу Эвандр». Тогда бы это хорошо согласовалось с рассказом о том, как мать Эвандра Кармента расправилась с имевшим тринадцать согласных алфавитом Крона, т.е. Бет-Луис-Нионом, и ввела вместо него алфавит Геракла—Огма под названием Бойбель-Лот, в котором содержалось пятнадцать согласных («Белая богиня», с. 133, 199, 278). Царь Юба, который, по словам Плутарха, утверждал, что Геракл научил народ Эвандра пользоваться буквами, был почетным магистратом Гадеса и должен был хорошо знать местные предания, касающиеся алфавита. В истории с Эвандром Геракл откровенно изображается как противник культа Крона, поскольку запрещает приносить в жертву людей. Его кружной путь по Италии и Сицилии был выдуман для того, чтобы объяснить наличие множества храмов, воздвигнутых в его честь. Пятиборье («пентатл»), в котором он соревновался с Эриксом, должно было объяснить экспедицию колонистов, которая в VI в. до н.э. отправилась в Эрикс во главе с гераклидом Пентатлом из Книда и спартанцем Дориэем. Гераклу поклонялись в сицилийском городе Агирии, и не исключено, что он был тем предком, который в середине XI в. до н.э. провел сицилийцев через пролив в Италию (Фукидид VI.2.5). Про Геракла говорят, что он посетил Скифию, поскольку греческие колонисты, жившие на северном и западном берегах Понта Эвксинского, включили во всеобъемлющий десятый подвиг даже скифского Геракла — героя-лучника (см. 119.5). Его невеста — змееногая женщина — была землей-богиней, матерью трех основных скифских племен, упомянутых Геродотом.

5. Рассказ об Алкионее, вероятно, пришел из мифа о том, как гиганты осаждали Олимп и оказались побежденными Гераклом (см. 35.a—e). Однако кража Алкионеем коров Гелиоса на острове Эрифия, а затем из коринфской цитадели — это всего лишь более древний вариант мифа о том, как Геракл похитил коров Гериона.

6. Стрела, которую Геракл выпускает в полуденное солнце, затем должна пасть с небес во время церемонии возведения его на трон (см. 126.2 и 135.1).

      Смотрите также

      79. Эригона
      Хотя Ойней был первым смертным, которому Дионис вручил виноградную лозу, первым, кто стал делать вино, оказался Икарий. Он угостил первым своим вином нескольких пастухов в Марафонских лесах у поднож ...

      Политические учреждения при Клисфене
      Значительные изменения произведены были и в структуре основных учреждений, и в первую очередь в афинском буле. Совет четырехсот был упразднен. Вместо него был введен новый совет пятисот, в который ...

      150. Гилас, Амик и Финей
      По предложению Геракла, аргонавты решили устроить соревнование на самого выносливого гребца. После множества часов изнурительной гребли, скрашиваемых только звуками лиры Орфея, не сдались лишь Ясон, ...