152. Похищение руна - Плавание аргонавтов - Мифы Древней Греции Р. Грейвс - Литература

На Олимпе Гера и Афина взволнованно обсуждали, как помочь их любимцу Ясону добыть золотое руно. Наконец, они обратились к Афродите, которая согласилась сделать так, чтобы ее капризный малыш Эрос пробудил у Медеи, дочери царя Ээта, неожиданную страсть к Ясону. Афродита нашла Эроса, игравшего в кости с Ганимедом и плутовавшего при каждом броске, и упросила его пустить одну из стрел в сердце Медеи. За это она обещала ему золотой шар с голубыми эмалевыми кольцами, которым в свое время играл Зевс. Если подбросить шар в небо, то, падая, он оставляет за собой след, как комета. Эрос с радостью согласился, а Афродита обещала своим божественным подругам, что будет поддерживать страсть в Медее с помощью нового любовного приворотного средства: живой вертишейки, распластанной на раскаленном колесе.

b. Тем временем на созванном у заводи совете Ясон предложил идти вместе с сыновьями Фрикса в соседний колхидский город Эя, где правил Ээт, и попросить руно в подарок. Если же им будет отказано, то они прибегнут к хитрости или силе. Все согласились с этим, и Авгий, сводный брат Ээта, присоединился к отряду. Они подошли к Эе со стороны располагавшегося вдоль реки места, которое называлось кладбищем Кирки. Там трупы мужчин, завернутые в недубленые бычьи шкуры, выставлялись на вершинах ив на съедение птицам — колхи предавали земле только покойниц. Эя расстилалась у их ног, когда они стояли на холме, посвященном Гелиосу, отцу Ээта. Здесь в конюшне стояли его белые лошади. Гефест в благодарность за то, что Гелиос спас его, когда гиганты хотели взять приступом Олимп, построил прекрасный царский дворец Ээта.

c. Первая жена царя Ээта кавказская нимфа Астеродея (мать Халкиопы, вдовы Фрикса, и Медеи, чародейки-жрицы Гекаты) к тому времени уже несколько лет как умерла, а его вторая жена Идия успела родить ему сына Апсирта.

d. Когда Ясон и его спутники вошли во двор дворца, их встретила Халкиопа, которая очень удивилась, увидев среди пришедших Китиссора и остальных трех своих сыновей, а когда они поведали ей свою историю, она стала от всей души благодарить Ясона за спасение ее детей. Затем вышел Ээт в сопровождении Идии, всем своим видом выражавший недовольство — ведь Лаомедонт обязался не пускать греков в Понт Эвксинский. Он спросил Арга, своего любимого внука, как объяснить появление здесь незваных гостей. Арг ответил, что Ясон, которому он и его братья обязаны жизнью, пришел забрать золотое руно, как того требует оракул. Видя, что от этих слов лицо Ээта стало еще более сердитым, он поспешил добавить: «За эту любезность доблестные греки с радостью приведут под твою власть савроматов». Ээт презрительно засмеялся и повелел Ясону и Авгию, в котором он не признал своего брата, возвращаться туда, откуда они пришли, если не хотят, чтобы им отрубили языки, а заодно и руки.

e. В этот момент из дворца появилась царевна Медея, а когда Ясон встретил ее вежливо и с почтением, Ээт, несколько смутившись, согласился отдать руно, но при условии, которое казалось невыполнимым. Чтобы получить руно, Ясон должен был запрячь двух огнедышащих медноногих быков, сотворенных Гефестом, вспахать поле, посвященное Аресу, а затем засеять его зубами дракона, подаренными Ээту Афиной и оставшимися после того, как их когда-то засеял Кадм. Ясон стоял в задумчивости, размышляя, как совершить этот неслыханный подвиг; в это время Эрос пустил одну из своих стрел в Медею, и она вошла в ее сердце по самое оперение.

f. Халкиопа, пришедшая в спальню к Медее, чтобы заручиться ее помощью Китиссору и его братьям, убедилась, что та по уши влюбилась в Ясона. Когда Халкиопа предложила себя в качестве посредницы, Медея с готовностью обещала свою помощь Ясону и в том, чтобы запрячь огнедышащих быков, и в том, чтобы добыть золотое руно, при одном-единственном условии — Ясон должен сделать ее своей женой и взять с собой на «Арго».

g. Ясона позвали, он пришел и поклялся всеми богами Олимпа оставаться верным Медее до конца своих дней. Она вручила ему волшебное зелье — сок корней растения, выросшего из крови Прометея. Ясон с благодарностью принял сосуд с зельем и, совершив возлияние меда, откупорил его, обмыл его содержимым тело, копье и щит. Так ему удалось подчинить своей воле быков и впрячь их в плуг с очень прочным ярмом. Весь день он пахал, а ночью посеял зубы, из которых тут же выросли могучие воины. Так же, как и Кадм, он подстроил между ними драку, бросив в самую гущу воинов камень, а потом добил своим мечом тех, кто остался жив.

h. Царь Ээт не желал расставаться с золотым руном и беззастенчиво нарушил свое обязательство. Он стал грозить, что сожжет «Арго», теперь стоявший в море напротив Эи, и перебьет всех людей, находящихся на нем. Но Медея, на которую он неразумно положился, отвела Ясона и нескольких аргонавтов к священной роще Ареса в шести милях от города. Там находилось руно, охраняемое бессмертным драконом, свернувшимся в тысячи колец. Он был больше самого «Арго» и родился из крови чудовища Тифона, убитого Зевсом. Медея с помощью колдовских чар успокоила шипящего дракона и, взяв свежесрезанные веточки можжевельника, брызнула сонными каплями ему на веки. Ясон осторожно снял руно с дуба, и все вместе они поспешили на берег, где стоял «Арго».

і. Жрецы Ареса подняли тревогу, и во время погони колхи ранили Ифита, Мелеагра, Арга, Аталанту и Ясона, но не смогли помешать им взойти на борт ожидавшего их «Арго», который поспешно вышел в море, преследуемый судами Ээта. Лишь один Ифит умер от ран, а остальных Медея быстро вылечила своими снадобьями.

j. Савроматы, которых Ясон обязался покорить, были потомками амазонок с трех кораблей, захваченных Гераклом, когда тот совершал свой девятый подвиг. Амазонки порвали свои оковы, уничтожили моряков, которые были поставлены сторожить их, но, поскольку они ничего не понимали в морском деле, их корабли стали дрейфовать в сторону киммерийского Босфора, где они высадились на берег у города Кремни, что в стране свободных скифов. Там им удалось поймать табун диких лошадей, оседлать их и приступить к опустошению окрестных земель. Вскоре скифы, узнав по попавшим в их руки трупам, что это женщины, решили не убивать амазонок, а отправить к ним юношей с предложением любви, но не войны. Это оказалось делом нетрудным, но амазонки согласились выйти замуж за этих юношей лишь в том случае, если они перекочуют на восточный берег реки Танаис (где их потомки — савроматы — живут до сих пор, сохраняя некоторые из обычаев амазонок, например тот, согласно которому девушка сначала должна убить врага, а потом искать себе мужа).

Аполлодор I.9.23; Аполлоний Родосский II.1260-IV.246; Диодор Сицилийский IV.48.1—5; Валерий Флакк V.177-VIII.139; Гигин. Мифы 22; Пиндар. Пифийские оды IV.221 и сл.; Овидий. Метаморфозы VII.1.138—139; Орфическая аргонавтика 755—1012.

Геродот IV.110—117.

1. Эта часть легенды содержит в себе первобытный миф об испытаниях, которые должен был пройти Диомед, чтобы получить царскую дочь, на которой хотел жениться.

2. Приворотное зелье Афродиты, подробно описанное Феокритом («Идиллии» II.17), использовалось по всей Греции, включая окружение Сократа (Ксенофонт. Меморабилии III.11.17). Поскольку вертишейка живет на ивах, пищит, как змея, и откладывает белые яйца, она всегда была священной птицей луны; Ио посылает ее своим вестником к любвеобильному Зевсу (см. 56.a). В Европе одно из ее народных названий — «кукушкин муж», а кукушка включена в историю о том, как Зевс ухаживал за луной-богиней Герой (см. 12.a). Получение огня трением было симпатической любовной магией. Так, английское слово punk означает одновременно «трут» и «шлюха». Эрос с факелом и стрелами относится к послегомеровскому периоду, но во времена Аполлония Родосского его капризное поведение и отчаяние Афродиты превратились в литературную шутку (см. 18.a), которую Апулей только развил в своих «Метаморфозах» («Сказка об Амуре и Психее»).

3. Бытовавший у колхов обычай заворачивать покойников в шкуры и оставлять их на вершинах ив напоминает обычай парсов оставлять покойников на площадках, где их поедают стервятники, чтобы не осквернять священный огонь — дар солнца — актом сожжения. Аполлоний Родосский напоминает об этом, очевидно, для того, чтобы подчеркнуть заботу Пелия о тени Фрикса: будучи греком, он никак не мог согласиться с оправданностью такого погребального обряда. Огнедышащие быки Ээта напоминают тех бронзовых быков, в которых заживо зажаривал пленников тиран Фаларид из Агригента — родосской колонии, — вероятно, в честь их бога Гелиоса, чьим символом был бронзовый бык (Пиндар. Пифийские оды I.185 и схолии). Правда, посеянные люди, с которыми сражался Ясон, являются инородным вкраплением в рассказ. Если понятно, почему Кадм, будучи ханаанейским пришельцем, должен был сражаться с пеласгами-автохтонами, когда вторгся в Беотию (см. 58.g), то Ясон как местный кандидат в цари скорее должен был исполнить задания, которые получил Килхвух, а именно: вспахать поле, засеять его и сжать урожай в один день (см. 148.5). Этот ритуал разыгрывался в день летнего солнцеворота. После этого он должен был побороться с быком и разыграть бой с мужчинами, одетыми в диких зверей. Добывание им золотого руна аналогично добыванию Гераклом золотых яблок, которые охранял такой же недремлющий дракон (см. 133.a). По крайней мере четыре подвига Геракла Ясон обязан был совершить как кандидат в цари (см. 123.1; 124.2; 127.1 и 129.1).

4. Ясон и Геракл, по сути дела, один и тот же персонаж, по крайней мере в контексте мифа о брачных испытаниях. Элементы первого и седьмого подвигов Геракла сохраняются здесь в убийстве Мариандинского вепря и Кизикского льва, причем оба убийства должен был совершить Ясон.

5. Колхидский крокус Медеи — это ядовитый colchicum, или луговой шафран, который древние использовали, как и сейчас, в качестве верного средства против подагры. Колдовские представления о нем обязаны Медее и ее репутации.

6. Савроматы были скифскими лучниками и конниками, кочующими по степям (см. 132.4), поэтому нет ничего удивительного в том, что Ээт засмеялся, услышав, что Ясон собирается покорить их с помощью своей тяжеловооруженной пехоты.

      Смотрите также

      24. Происхождение и деяния Деметры
      Хотя жрицы богини плодородия Деметры посвящали жениха и невесту в тайны брачной ночи, у самой богини мужа не было. В пору молодости и веселья она вне брака родила от своего брата Зевса Кору и могуче ...

      Пигмалион
      Афродита покровительствовала всем, чья любовь была сильна и постоянна. Примером исключительного благоволения Киприды к одному из любящих является история, происшедшая с царем Кипра юным Пигмалионо ...

      Хирон и его ученики
      Сорвавшись с дальних гор гудящею лавиной, Бегут в бреду борьбы, в безумье мятежа. Над ними ужасы пронося-тся, кружа, Бичами хлещет смерть, им слышен запах львиный... Порой один из них задержит бег ...