На Олимпе - Золотое руно - Мифы и легенды Древней Греции - Мифы

В то время как «Арго» стоял в устье Фасиса, скрываясь от вражеских взоров, Олимп жил своей привычной жизнью. В мегароне богов Зевс, склонившись с трона, что-то говорил на ухо Гермесу, а тот кивал головой. Гефест в пристройке ко дворцу без устали колотил молотом, и по ударам можно было измерять время. Афродита в своих покоях томно раскинулась на ложе и, глядя в зеркало, расчесывала дивные волосы. Во дворе Эрот увлеченно играл в бабки с любимцем Зевса Ганимедом.

Гера, уединившись с Афиной, взволнованно объясняла ей:

— Не знаю, что делать?! «Арго» в Колхиде. Но как обмануть хитрого и злобного Ээта? Бедный Ясон! Как ему помочь?

— Я тебя понимаю и сочувствую! — сказала Афина. — С какой стороны подойти? Не придумаю...

—Постой! — перебила Гера. — А не воспользоваться ли помощью Афродиты? Конечно, она доставила мне столько огорчений. Но ради Ясона и его спутников я готова на все. Я слышала, у Ээта есть дочь Медея. Любовь творит чудеса. Афина презрительно повела плечами.

—Мне это не нужно. Но если хочешь, могу тебя сопровождать. При виде гостей Афродита наскоро закрепила волосы и показала богиням на кресла.

—Садитесь! Давно же вы у меня не были. Что вам показать? Вот этот гребень. Какая тонкая работа... Мой супруг готов мастерить целые дни...

—Пока ты тут красуешься, у нас беда, — перебила Гера. — «Арго» уже стоит в камышах на Фасисе. Без твоей помощи не обойтись.

Лицо Афродиты покрылось румянцем. Ей было приятно, что суровая и непреклонная Гера явилась к ней первая.

—Я готова. Если появилась нужда в моих слабых руках, можешь на них рассчитывать.

—У нас нет нужды в твоих руках, — сказала Гера, отводя взгляд, — ни в слабых, ни в сильных. Отдай приказание своему отроку, чтобы он поразил стрелой дочь Ээта Медею.

—Хорошо! Я постараюсь. Хотя нелегко мне придется. Стал непослушен мой сын и дерзок. Пойду поищу его.

Игра была в разгаре. Ганимед размазывал по смазливому лицу слезы, а Эрот, победитель, с хохотом прижимал к груди золотые бабки.

— Опять выиграл! — пожурила Афродита сына. — Снова обманул и гордишься нечестной победой. За это услужи мне!

—Нет от тебя покоя, ма! Дай поиграть!

—Не даром ведь! Получишь игрушку, какой не имел никто, кроме Зевса, когда он был ребенком, а не отцом богов. Глазенки Эрота загорелись.

      Смотрите также

      Ксенофонт
      Из произведений, продолживших повествование Фукидида о Пелопоннесской войне, до нас дошла «Греческая история» Ксенофонта. Афинянин Ксенофонт (430—350 гг. до н. э.), происходивший из богатой семьи, ...

      167. Деревянный конь
      Тем временем Афина внушила Прилу, сыну Гермеса, мысль о том, что в Трою можно проникнуть с помощью деревянного коня, и мастер Эпей, сын Панопея, фокиец из Парнаса, вызвался построить такого коня с ...

      Олигархический переворот 411 г. до н. э.
      В январе 411 г. до н. э. Писандр в сопровождении других послов прибыл из Самоса в Афины с этими предложениями. Несмотря на ослабление радикальной демократии, народное собрание было очень бурным, т ...