Пилос - Микены - Эгейский мир в  III—II тысячелетиях до н.э. - История Древней Греции - История

На основании новейших раскопок и древнейших преданий теперь можно утверждать, что Микены были в рассматриваемое время не единственным в Южном Пелопоннесе политическим и культурным центром. В античных мифах рассказывается, что сын бога Посейдона Нелей, изгнанный из древнего города Иолка в Фессалии, из которого отправились в дальний путь аргонавты, основал на западном берегу Пелопоннеса город Пилос. Обширно было царство Нелея: на востоке оно граничило с микенским царством Атридов, на севере — захватывало часть земель на противоположном берегу реки Алфея. Однако до самого последнего времени современной науке не удавалось установить местонахождение древнего Пилоса. Этот вопрос считался одним из самых сложных и запутанных в исторической топографии древнейшей Греции. В Греции имелось несколько городов с таким названием. Один из них находился в Трифилии, другой — согласно преданиям — в Мессении. О последнем гомеровская традиция ничего не знает. При описании посещения дворца Нестора сыном Одиссея Телемаком, возможно, имелся в виду Пилос в Трифилии, хотя само предание, сохраненное «Одиссеей», как теперь выясняется, восходит к мессенскому городу, носящему это название. Обычно точный в своих сообщениях Страбон определенно указывает на Трифилию как на область, где находился стольный град Нестора, сына Пелея. Очевидно, дорийское нашествие, которое привело к запустению многие города микенской эпохи, не только стерло с лица земли мессенский Пилос, но даже изгладило память о нем. Когда немецкая археологическая экспедиция в 1907 г. нашла около трифилийского Пилоса остатки укреплений микенского времени и три сильно разрушенных толоса, видимо отпали последние сомнения в том, что именно здесь находился упоминаемый в гомеровском эпосе город.


Клинок кинжала из толоса Мирсинохори, близ Пилоса. Бронза, золото, серебро, чернь.


Клинок кинжала из толоса Мирсинохори, близ Пилоса. Бронза, золото, серебро, чернь. Ок. 1500 г. до н. э. Деталь

Тем самым гомеровская традиция как будто бы получила серьезное подкрепление.

Тем самым гомеровская традиция как будто бы получила серьезное подкрепление. Наряду с гомеровской, однако, существовала и другая традиция. Даже во времена Римской империи в Мессении, около Наваринского залива, в небольшом городе Пилосе, основанном после изгнания спартанцев из Мессении, т. е. в IV в. до н. э., показывали остатки дома и «гробницу Нестора». Павсаний в своем известном «Описании Эллады» также упоминает о Пилосе в Мессении как о родине Нестора. Эта последняя традиция казалась менее правдоподобной, и вплоть до 1939 г. большинство специалистов считали, что «песчаный» Пилос Гомера находится в Трифилии.

В 1919 и 1925 гг. в Мессении были обнаружены два толоса с микенской керамикой и следы еще других толосов. Эти находки должны были несколько поколебать установившееся мнение о местонахождении древнего Пилоса в Трифилии. Вскоре от этого взгляда пришлось отказаться совершенно.

При раскопках 1939 г. в районе Наваринской бухты на холме Эпано Энглианос были найдены стены сооружения «дворцового» типа, относящегося к микенской эпохе, которое погибло при пожаре. И по плану, и по размерам, и по архитектурному стилю раскапываемый дворец во всем походил на дворцы в Микенах и Тиринфе. Здесь были обнаружены следы таких же массивных наружных стен из каменных блоков, мощеные полы, стены внутренних помещений и переходов, покрытые штукатуркой со следами фресковой росписи. Всюду были заметны следы огня, уничтожившего этот дворец. Керамика, характерная для конца микенского периода, позволила определить, что пожар разрушил здание в конце XIII в. до н. э. Обитатели дворца в спешке его покинули, и затем это место было заброшено. Таким образом, остатки дворца после пожара сохранились в неприкосновенности, что позволило археологам надеяться на ценные находки. И действительно их надежды оправдались в том же году.

В юго-западной части сооружения, в небольшом помещении, было обнаружено 618 глиняных табличек, большей частью фрагментированных, исписанных линейным письмом Б. Эти таблички и обстановка, в какой они были найдены, живо напомнили кносский архив. Видимо, таблички составляли часть архива Пилосского дворца и хранились в деревянных ящиках. Во всяком случае, бронзовые петли от ящиков лежали тут же, рядом с ними. Тексты на табличках датируются временем не позже XIII в. до н. э.

Во время раскопок 1952—1953 гг. был вскрыт мегарон классического материкового типа, состоящий из большого зала, вестибюля и двухколенного портика. Рядом были обнаружены другой зал поменьше, боковой узкий двор и небольшие помещения, очевидно кладовые, так как в них были найдены фрагменты около 6000 сосудов различных типов. Из этих сосудов сохранились неповрежденными не более ста. Над кладовыми, как можно судить по остаткам стен, находился, видимо, еще один этаж, который обвалился при пожаре. И мегарон, и вестибюль были расписаны фресками. На некоторых из этих фресок уцелели изображения людей, например сражающихся воинов, процессии и т. д., на других — полустилизованные растительные мотивы и различные животные как сухопутные, так и морские. Пол мегарона облицован твердой штукатуркой, орнаментированной в виде шахматной доски. В юго-западной и северо-западной частях дворца были вскрыты коридоры, лестница из 21 ступени, которая вела в верхний этаж, и еще ряд помещений жилого и хозяйственного назначения; в хозяйственных помещениях стояли пифосы. За пределами собственно дворца, на юго-восточном склоне холма, был открыт главный вход — пропилон — с деревянными каннелированными колоннами, от которых уцелели только базы. Обломки золотых и серебряных предметов, рассеянных в мегароне и других помещениях, свидетельствуют о богатстве обитателей дворца. Неподалеку от архива открыто еще одно помещение, на полу которого отдельными группами лежали примерно 300 табличек, покрытых линейным письмом Б; к ним следует еще прибавить около 50 целых и фрагментированных табличек, найденных во время раскопок 1954 г.

В районе дворца археологическими разведками установлено несколько современных ему поселений и ряд купольных гробниц-толосов, из которых раскопано полностью пока только три. Подобно дворцу, они ни в чем не уступают микенским. К сожалению, одна из них — в ней, видимо, было погребено около 12 человек — оказалась сильно разрушенной, так как она служила основанием для дома местного крестьянина, а две другие подверглись разграблению еще в древности. Однако и то немногое, что уцелело в этих гробницах, дает достаточно яркое представление о несметных сокровищах, которыми обычно снабжали умерших царей и их родственников. В гробницах были найдены фрагменты золотых украшений, бус из янтаря, аметиста, золота, стеклянной пасты, всевозможные подвески, кольца, печатки и т. п. Пилос, таким образом, по всем признакам был не менее «златообилен», чем Микены, и его повелители, очевидно, не уступали в богатстве и могуществе мифическим царям Арголиды. Вся прилегающая к древнему Пилосу местность, плодородная и хорошо орошаемая, судя по данным археологических разведок, в середине II тысячелетия была густо заселена.

Так, например, во Внутренней Мессении, около современного местечка Василико, на высоком и обрывистом холме обнаружено обширное поселение, восходящее к началу II тысячелетия до н. э. В микенскую эпоху здесь существовал дворец, окруженный поселениями ремесленников и, возможно, также земледельцев; этот населенный пункт по своей планировке напоминает поселения среднеминойского периода на Крите.

Греческая традиция сохранила воспоминания о богатстве и могуществе правителей Пилоса — династии мифических Нелеидов. До сих пор на эту традицию, теперь подкрепленную материалом археологических расследований, не обращалось должного внимания. В данной связи бросается в глаза, что упоминания в гомеровском эпосе о городе и доме Нестора всегда сопровождаются такими эпитетами, как «пышный», «богато украшенный» и т. п. Напомним также, что в «Илиаде» содержатся упоминания об успешных войнах Нестора с соседними племенами, например с аркадцами и элейцами:

Мы от элейцев добычу богатую с поля погнали: Стад захватили коровьих полсотни и столько ж овечьих, Столько же стад и свиных, и широко пасущихся козьих, Также и сто пятьдесят лошадей нам буланых досталось,— Все кобылицы, к тому же при многих из них жеребята. Также и сто пятьдесят лошадей нам буланых досталось,— В Пилос Пелеев.

(«Илиада», XI, 677—683).

Видимо, в «Илиаде» не случайно подчеркивается и то, что из всех участников троянского похода, перечисленных в так называемом каталоге кораблей, самыми сильными были: царь «златообильных» Микен, который привел с собой сто кораблей, и старейший и опытнейший из всех собравшихся на войну царь «песчаного» Пилоса Нестор, с которым «девяносто судов крутобоких приплыло под Трою». Заслуживает также внимания место из гомеровского гимна к Аполлону Пифийскому, в котором упоминается о торговых связях Пилоса с Критом:

...Узрел он [Аполлон] в дали винно-черного моря Быстрое судно. Везло оно много мужей благородных Критян из града Миносова Кносса... Ради богатств и товаров они на судне своем черном Плыли в песчанистый Пилос, к родившимся в Пилосе людям.

Очевидно, что в юго-западном углу Пелопоннеса во II тысячелетии до н. э. существовал один из крупнейших культурных и политических центров. Вот почему вошедшие в научный обиход термины «микенская культура» и «микенская эпоха» следует признать условными. Они верны лишь в том смысле, что раскопки древних Микен впервые раскрыли перед наукой тот период древней истории, который был назван их именем.

      Смотрите также

      165. Безумие Аякса
      Когда Фетида решила вручить доспехи Ахилла самому отважному греку, уцелевшему под Троей, только Аякс и Одиссей, храбро защищавшие тело Ахилла от посягательств врагов, осмелились претендовать на эти ...

      Судостроение
      В прямой связи с ростом военно-политической мощи Афин большое значение приобрело судостроение. К началу Пелопоннесской войны Афины располагали 300 триерами, не считая союзного флота Лесбоса и Хиос ...

      Лирическая поэзия VII—VI вв. до н. э.
      Лирическая поэзия VII—VI вв. до н. э., образцы которой дошли до нас лишь в отрывках, является также одним из важнейших исторических источников. Особое значение имеет политическая лирика того време ...