Колонизация южного и западного noбepeжий Черного моря - Основные направления греческой колонизации - Греческая колонизация VIII—VI вв. до н. э. - История Древней Греции - История

Первыми из средиземноморских народов, проникших на Черное море, были карийцы, оставившие лишь слабые следы своего пребывания на берегах Понта.

Ранние походы греков в таинственный и страшивший их тогда Понт сохранились в памяти эллинов в виде легенды об аргонавтах. Опасности, которым подвергались Ясон и его спутники, отражали действительные трудности, встречавшие греческих мореходов при плавании в понтийских водах: водовороты и сильные течения в проливах, плавание по обширной морской глади, лишенной островов. В VIII в. до н. э. походы греческих мореходов в Черное море начали приобретать регулярный характер.

Вначале греческая экспансия была направлена вдоль малоазийского побережья. Древнейшей из основанных здесь колоний была, как уже отмечалось выше, Синопа. Согласно античной традиции, она возникла в 812 г. до н. э. на месте туземного поселения, на берегу лучшей на южном побережье бухты. Отсюда шла древняя дорога внутрь страны, в Сарды и Вавилон. Местное население — племя халибов — издавна славилось выделкой железа, приближавшегося по своим качествам к стали.

Около 750 г. до н. э. синопцы основали свою колонию — Трапезунт. Можно думать, что в основании Трапезунта синопцам помогла их метрополия Милет.

В конце VIII в. до н. э. из Северного Причерноморья через Кавказ в Малую Азию вторглись опустошительной волной племена киммерийцев. Они заняли Трапезунт и Синопу и, вероятно, разрушили их. Легенды о воительницах-амазонках, основавших свой город Фемисциру близ устья реки Фермодонт, по-видимому, отражают исторически достоверный факт — киммерийское вторжение. Только после сокрушения киммерийцев Милет восстановил свои колонии. Античная традиция относит восстановление Синопы к 630 г. до н. э.

В последующем столетии милетяне основывают здесь еще ряд колоний, правда менее значительных, чем Синопа. Это небольшие колонии Сесам и Кромна, возникшие на месте поселений, восходящих к эпохе, предшествующей греческой колонизации, затем Теос, игравший небольшую роль, и Китор. Сама Синопа также основала ряд поселений — Керас, Котиору и несколько более мелких.

Интересна история основания Амиса, лежавшего на пути между Синопой и Трапезунтом, в том пункте побережья, откуда шли удобные пути внутрь страны, в Каппадокию. По-видимому, еще с хеттских времен здесь существовало поселение. В конце VII в. на этом месте обосновались фокейцы, совершавшие самые отдаленные путешествия на своих полуторговых-полупиратских судах. Но фокейцы не смогли долго удержать Амис в своих руках: город заполнился переселенцами из Милета. Роль милетских колонистов была столь велика, что некоторые авторы, как, например, Страбон, считали Амис колонией Милета.

Таким образом, к 70-м гг. VI в. до н. э. густая цепь греческих поселений протянулась по всему «правому» берегу Понта. Население всех этих колоний принадлежало к ионийской ветви греческой народности.

Только около 560 г. до н. э. здесь возникла единственная дорийская колония —

Только около 560 г. до н. э. здесь возникла единственная дорийская колония — Гераклея.

Гераклея была расположена в плодородной области близ устья реки Лика, на берегу сравнительно удобной гавани, защищенной с севера мысом. Эту область населяли мариандины задолго до прибытия греков, деятельно занимавшиеся хлебопашеством. Мариандины враждебно отнеслись к попыткам греческих колонистов осесть на их территории. Ионяне так и не смогли основать здесь своего поселения. В дальнейшем это удалось сделать выходцам из дорийских Мегар, подчинивших мариандинов силой оружия. Мариандины были лишены своей независимости и поставлены в положение, сходное с положением илотов в Спарте: они платили гераклеотам подать и были прикреплены к обрабатываемой ими земле. Основное ядро населения Гераклеи составляли переселенцы из Мегар.

Освоение греками Западного Причерноморья началось значительно позже, чем Южного, — с середины VII в. до н. э. Местное население — фракийцы были известны грекам очень давно и вошли в греческую мифологию. С Западным Причерноморьем также был связан ряд эллинских мифов, например миф о лежавшем в море против устья Дуная острове Левке — местопребывании обожествленного после его смерти героя Троянской войны Ахилла. В дальнейшем среди колонистов западного побережья получает распространение культ Ахилла; его почитали владыкой моря, именуя Ахиллом-Понтархом.

В эпоху проникновения греков на черноморское побережье Фракии местные племена находились на стадии разложения родового строя. Основным занятием их были скотоводство и земледелие, известное развитие получили ремесла, в частности металлургия.

Первыми колонистами и на западном побережье были также выходцы из Милета, основавшие прежде всего Истрию на небольшом острове к югу от дельты Дуная. Там была удобная естественная гавань, а Дунай служил великолепной дорогой внутрь страны. Традиция относит основание Истрии к 650-м гг. до н. э., что подтверждается и археологическими исследованиями.

Нужно отметить, что в противоположность греческим колониям Южного Причерноморья, почти совершенно не подвергавшимся раскопкам, города Западного Причерноморья исследованы археологами довольно обстоятельно.

Около 609 г. до н. э. милетяне основали на побережье Западного Понта второй город — Аполлонию. Она расположена на островке в южной части Бургасского залива, на берегу очень удобной гавани. Аполлония в свою очередь основала поселение Анхиалу. Затем в период между 590—560 гг. до н. э. Милетом же был основан Одесс на берегу лучшей гавани побережья. Кроме хорошей гавани Одесс обладал еще и тем преимуществом, что он лежал в устье реки Панизы, связывавшей его с внутренней частью страны.

Примерно в это же время, по-видимому, на берегу довольно удобной бухты возник город Томы. На этом колонизаторская деятельность Милета в Западном Причерноморье заканчивается. Она развивалась, таким образом, до середины VI в. до н. э.

На западном побережье Черного моря существовало еще несколько небольших поселений, основанных ионянами. Таков городок Круны, позднее, благодаря исключительному развитию в нем виноделия, переименованный в Дионисополь.

Как и на южном побережье, появление дорийских колонистов в Западном Причерноморье произошло несколькими десятилетиями позже, уже после прекращения колонизационной деятельности Милета. И здесь доряне значительно уступали ионянам. Около 530 г. до н. э. переселенцы из Гераклеи основали город Каллатию. Выбор места был обусловлен плодородием окружающей равнины и соседством пресного озера, богатого рыбой. Естественной гавани в Каллатии не было.

Почти в то же время, около 520 г., Мегары помогли своей колонии Калхедону основать город Месембрию. Последняя была расположена на полуострове на северном берегу Бургасского залива и имела довольно хорошую стоянку для судов. В заселении Месембрии принял участие также Византий. Месембрия в свою очередь основала несколько небольших поселений.

В экономике некоторых западнопонтийских городов (например, Каллатии) преобладало земледелие; в других (Истрии, Аполлонии, Одессе и Месембрии) значительное развитие получили ремесла и торговля.

Таким образом, колонизация южного и западного побережий Черного моря растянулась чуть ли не на 300 лет — от конца IX в. до первой половины VI в. до н. э. Упорство, с которым милетские ионяне и мегарские доряне стремились к овладению Понтом, показывает, как высоко ценили греки побережье Черного моря. Последующая история оправдала их чаяния.

В течение VI в. до н. э. черноморские колонии быстро росли. На южном побережье особенно выдвинулась как крупный торговый центр Синопа. Она вывозила железо, которое обрабатывали халибы, строевой лес, орехи, миндаль. Используя благоприятный климат, синопцы стали в большом количестве разводить маслины. В дальнейшем это принесло им большие выгоды. Экономика Синопы в VI в. достигла такого уровня, что город начал чеканить собственную монету. Гераклея, эксплуатируя труд мариандинов, вывозила хлеб и лес.

Более детально известна нам торговля западнопонтийских городов. Находки греческой керамики далеко вверх по течению Дуная и его притокам показывают, что в это время Истрия вела оживленную торговлю с отдаленными племенами фракийцев. Интенсивны были связи западнопонтийских городов не только со своими метрополиями, но и с крупнейшими торговыми центрами того времени. В конце VII — начале VI в. до н. э. Истрия и Аполлония торговали с Родосом и Паросом, а позднее — с Самосом. Одесс сразу после своего возникновения вступил в торговые отношения с Коринфом.

В середине VI в. до н. э. определенное место в экономике западно- и южнопонтийских городов занимала также торговля с Афинами. В период 580—560 гг. до н. э. повсюду в Греции увеличивается аттический вывоз и сокращается объем торговли с Коринфом.

В то же время большое значение приобретают сношения городов южного и западного берегов Понта с находившимся в Пропонтиде городом Кизиком, электровая монета которого становится постепенно основной денежной единицей на всем причерноморском побережье. Дальнейшая история южно- и западнопонтийских городов известна нам сравнительно мало.

В середине VI в. до н. э. северные области Малой Азии были завоеваны царем Лидии Крезом. Крез поддерживал дружеские отношения с греческим миром, хотя малоазийские города находились под его эгидой. Возможно, что Синопа и другие города Южного Понта должны были признать над собой верховную власть Креза. Однако правление Креза оказалось недолговечным. Вскоре его царство было поглощено Персидской державой.

Свидетельство Геродота о том, что мариандины платили дань Дарию, позволяет предполагать зависимость Гераклеи от Персидской державы. Возможно, и Амис был в таком же положении. Страбон сообщает, что этот город некоторое время находился под властью какого-то лица, правившего каппадокийцами. Очевидно, в нем следует видеть одного из сатрапов.

Западнопонтийским городам, по-видимому, также пришлось признать власть персидского царя. По крайней мере, Геродот сообщает, что в конце VI в. до н. э.— во время скифского похода Дария — его флот заходил в гавани Западного Причерноморья. Это подчинение, впрочем, не было долговременным. Уже в 499—493 гг. до н. э. Месембрия служит убежищем византийцам и калхедонцам, восставшим против персов и бежавшим от посланного на их усмирение персидского флота. Принимали ли участие в понтийском восстании города Южного Понта — пока остается неизвестным.

Внутренняя история южно- и западнопонтийских городов в VI в. до н. э. почти неизвестна. Благодаря краткой заметке Аристотеля у нас существуют некоторые представления только об общем ходе событий в Гераклее. Первоначально власть в ней захватила демократическая партия. Затем демократия была свергнута и в Гераклее установилось олигархическое правление. Возможно, что основание Каллатии было предпринято гераклейскими аристократами с целью выселения из города наиболее активных демократов и упрочения своей власти. На это предположение наводит то обстоятельство, что Каллатия с самого основания была демократическим полисом, удерживавшим демократический строй и в дальнейшем.

Таковы доступные нам данные об истории Южного и Западного Понта в эпоху колонизации.

      Смотрите также

      Падение Милета
      Между тем персы, стянув свои войска к Ионии, не могли немедленно приступить к решительным операциям: сказывались крупные потери, понесенные ими в предшествующих боях. Только весной 494 г., получив ...

      Превращение Делосского союза в морскую державу афинян
      Было много причин, способствовавших постепенному превращению Делосского союза из объединения равноправных греческих полисов, соединивших свои военные силы для совместной борьбы с общим врагом, в м ...

      22. Происхождение и деяния Артемиды
      Артемида, сестра Аполлона, носила лук и стрелы и, как ее брат, могла насылать чуму и быструю смерть на людей, а также лечить их. Она — защитница младенцев и всех животных, сосущих молоко. Это н ...