Экономические центры Греции в V в. до н. э. - Экономическая жизнь Греции классического периода - История Древней Греции - История

С начала V в. до н. э. ведущая роль в экономическом развитии греческих обществ, принадлежавшая ранее Малой Азии и островам Архипелага, переходит к европейской Греции. В это же время приобретает большое экономическое значение ряд городов Сицилии и Великой Греции. Из среды полисов Центральной Греции в начале V в. до н. э. особо выделяются Афины, Коринф и Эгина.

Подъем Коринфа отчасти определялся его исключительно благоприятным географическим положением. Местоположение у Саронического и Коринфского заливов превратило Коринф в посреднический центр торговли между западными и восточными странами Средиземноморья. Торговая экспансия Коринфа распространилась на юг — в Аргос, на север — в Акарнанию, Этолию, Эпир, на северо-запад — в Эпидамн и через Керкиру в Сицилию, наконец, на северо-восток — на Халкидику.

Одним из опасных соперников Коринфа в течение долгого времени был остров Эгина, но в 457 г. до н. э. Эгина потерпела поражение в войне с Афинами, вынуждена была выдать афинянам свой флот, срыть стены и вступить в Афинский морской союз. После этого остров пришел в упадок и никогда уже не мог вернуть своего прежнего положения.

Афины приобретают исключительное значение в жизни всей Греции в ходе греко-персидских войн. До начала этих войн Афины продолжали еще оставаться по преимуществу земледельческим государством, хотя торговля уже в VI в. до н. э. имела довольно большой удельный вес в их экономике. Греко-персидские войны явились, таким образом, переломным периодом в развитии афинского экономического и политического могущества.

Для истории греческих полисов в V в. до н. э. характерны рост населения, развитие рабовладения, торговли и ремесла. Попытки определить население Афин в сколько-нибудь точных цифрах до сих пор не дали определенных результатов. При этом обычно исходят из указания Геродота о числе афинских граждан во время войн с персами и свидетельства Фукидида о вооруженных силах афинян к 431 г. до н. э.

Основываясь на этих источниках, а также на некоторых других косвенных данных, К. Белох, например, предположительно определил число афинских граждан к 431 г. до н. э. в 110—140 тыс., в том числе рабов — около 70 тыс. Однако эти расчеты Белоха остаются весьма спорными. А. Франкотт определяет число граждан с семьями для этого же времени в 96 620 человек, метеков — в 45 800 человек, рабов — в 75—150 тыс. А по вычислениям Г. Глотца граждан с семьями было 135—140 тыс., метеков — 65—70 тыс., рабов — 200—210 тыс. Д. Гомм дает цифры более умеренные: граждан с семьями — 60 тыс., метеков — 25 тыс., рабов — 70 тыс. Оставаясь по существу гипотетическими и сильно расходясь, приведенные цифры дают все же известное представление о приблизительном соотношении различных категорий афинского населения друг к другу: метеков было примерно в два раза меньше, чем граждан; число рабов примерно соответствовало общему числу граждан и метеков.

Если исчисление населения одного города столь затруднительно, то проблема установления общего числа населения Греции представляется еще более сложной и едва ли вообще разрешимой. Высказывалось предположение, что в классическую эпоху в Греции было 7—8 млн греков, половина которых населяла метрополию, половина — колонии. В таких населенных районах, как Коринф, Керкира, Хиос, Самос, плотность населения могла достигать 80 человек на 1 кв. км. Однако население всего Пелопоннеса (общая площадь 22 300 км2) едва ли превышало 1 млн человек, так что оно было в два раза реже, чем население торгово-ремесленных районов.

Еще меньшая плотность населения была в северо-западной части Греции, от Озольской Локриды до Верхней Македонии, где население жило в небольших неукрепленных поселках, отделенных друг от друга лесами. Самыми крупными по числу населения городами Греции в V в. до н. э. были, несомненно, Афины, в Сицилии — Гела, Сиракузы, Акрагант.

Эрехтейон. 420—415 гг. до н. э. Современное состояние

Эрехтейон. 420—415 гг. до н. э. Современное состояние

Можно думать, что каждый из этих городов насчитывал не меньше 100 тыс. жителей; население Коринфа, по-видимому, приближалось к 60 тыс., население Спарты, Аргоса, Фив, Мегар колебалось от 25 до 35 тыс. человек.

С развитием рабства, с привлечением в город все большего числа метеков граждане постепенно начинают отходить от занятий ремеслами и мелкой торговлей. Правда, в таких крупных торгово-ремесленных центрах, как Афины и Коринф, граждане, не теряя своих гражданских прав, занимались ремеслами. Однако в подавляющем своем числе ремесленники принадлежали к числу наиболее бедных граждан, не имевших земельной собственности.

Разбогатевший ремесленник, не прекращая работы сам, приобретал в помощь себе рабов и даже заводил лавку для продажи своих изделий. Когда вследствие этого его благосостояние возрастало еще более, он отрывался от ремесла, предоставляя вести его своим рабам под надзором раба-управляющего. Конкуренция мастерских, в которых применялся рабский труд, делала положение мелкого свободного ремесленника часто очень тяжелым.

Афинские надписи IV в. до н. э. о постройках в Элевсине свидетельствуют о большом спросе на ремесленников-иноземцев. Нужда в рабочих иногда была так велика, что отправляли специальных лиц на поиски их в соседние города. Это преобладание в городах иногородних ремесленников и рабочих как для V, так и для IV в. до н. э. — явление не случайное. В афинской надписи (410—409 гг. до н. э.), содержащей отчет о заработной плате, выданной при постройке Эрехтейона, на 71 ремесленника приходится 35 метеков, 20 граждан и 16 рабов. 80 лет спустя, как это явствует из аналогичных же элевсинских отчетов, удельный вес метеков становится еще более значительным: на 94 ремесленника приходится 45 метеков (метеков с иноземцами — 54); процент граждан колеблется между 28 и 21, рабов — между 23 и 21.

Государства с развитой торговлей и ремеслом старались увеличивать численность метеков, так как от их числа в значительной мере зависело ремесленное развитие города.

В Афинах привлечение иноземцев началось еще в VI в. до н. э. при Солоне, продолжалось при Писистрате и Клисфене, а в V в. до н. э. этой же политики придерживался Фемистокл. Любопытно отметить, что масса метеков, наполнявшая раньше другие торговопромышленные центры Милет, Халкиду, Коринф, Эгину, устремилась теперь в Афины. Частью эти метеки были выходцами из других греческих городов, частью — из колоний. Две основные причины заставляли их покидать родные города: политические перевороты, столь частые в истории каждого греческого полиса, и общее развитие внешней торговли, вызывавшее массовую тягу всех торговых и ремесленных слоев населения в крупные промышленные центры.

Положение метеков в таких государствах, как Афины, может быть вкратце охарактеризовано следующим образом. Всякий иноземец, проживший в Афинах месяц, мог быть зачислен в разряд метеков, но для этого он должен был найти себе так называемого простата (покровителя), представлявшего и защищавшего его интересы перед государством. При наличии простата метек вносился в список одного из аттических демов по месту своего жительства. При этом гражданских прав, как уже указывалось выше, он не получал. Он был также лишен права владеть земельной собственностью, а законом Перикла (451 г.) ему запрещалось вступать в брак с афинской гражданкой. Во всем остальном метек не отличался от афинских граждан, сохранял личную свободу, находился под покровительством закона, мог участвовать в религиозных культах.

За метеками сохранялось право выбора себе местожительства; обычно они оседали в городских или пригородных демах, особенно в Пирее. За услуги, оказанные государству, метеку могло быть предоставлено частичное освобождение от налогов или, что бывало гораздо реже, право приобретать землю; в последнем случае это обычно совпадало с так называемой исотелией, т. е. с уравнением метека в имущественных правах с гражданами, причем исотелия могла быть и наследственной. Лишь в исключительных случаях метеки получали полные гражданские права, переходя тем самым в разряд граждан.

Каждый метек был обязан уплачивать государственный налог (метекион) в размере 12 драхм; незамужняя женщина или вдова, не имеющая взрослого сына, платила 6 драхм. Богатые метеки выполняли общественные повинности (литургии). Все метеки привлекались к военной службе в зависимости от своего физического состояния — в тяжелую или легкую пехоту, особенно же во флот.

Обычными занятиями метеков были ремесла и торговля. В афинских надгробных надписях упоминаются метеки мельники, банщики, красильщики, живописцы ваз, позолотчики, парикмахеры, погонщики мулов, повара, хлебопеки и т. д. В текстильном ремесле наряду с метеками работали и их жены. Кожевенным делом обычно занимались бывшие рабы, отпущенные на волю и включенные в состав метеков. Большое число метеков было также занято в керамическом производстве и металлургии, из надписей известны имена метеков литейщиков, кузнецов, слесарей, оружейников, кожевников и пр. Таким образом, не было почти ни одной отрасли ремесла, в которой метеки не играли бы значительной роли. Не допускались метеки, как уже указывалось, только к занятию сельским хозяйством.

      Смотрите также

      Антигона
      Много в природе дивных сил, Но сильнее человека нет... Софокл (пер. Ф. Зелинского) Аргосское войско, возглавляемое семью вождями, подходит к Фивам. Все, кто не в силах держать оружие, поднимаются ...

      Социально-экономический cтpoй Беотии
      В Беотии не происходило тех социальных переворотов, какие характерны для развитых греческих городов VII—VI вв. до н. э. Причиной этого являлось, конечно, не «тупоумие беотийских свиней», как презр ...

      Остров феаков
      Через восемнадцать дней плавания вдали из тумана стали вырисовываться очертания острова феаков, о котором Одиссей знал из рассказа Калипсо. Здесь он надеялся на отдых и помощь. Но, к несчастью, пл ...