Искусство VIII—VII вв. Период восточного стиля (750—600 гг.) - Искусство архаической эпохи - Искусство Древней Греции - История Древней Греции - История

В конце VIII в. греческие рабовладельческие полисы встали на путь могучего развития производительных сил и бурной социальной борьбы. Искусство начального периода этого процесса (примерно с 750 по 600 г. до н. э.) носит название периода восточного стиля и характеризуется подражанием привозным изделиям Востока и зарождением собственного греческого художественного стиля.

Отдельные художественные изделия Востока завозились в Грецию еще в период разложения первобытно-общинных отношений; в конце VIII и в VII в. до н. э. этот привоз принял массовый характер, особенно в восточной части греческого мира. В греческую среду попадали разнообразные изделия восточного художественного ремесла, которые должны были поражать греков высоким художественным и техническим совершенством.

В VIII и VII вв. восточные страны уже далеко оставили за собой ту ступень, на которой еще находилось греческое искусство этого времени,— ступень простой орнаментации предметов обихода. Восток имел свою архитектуру, скульптуру, живопись и выработал ряд художественных образцов, воплощавших в себе мировоззрение и политические идеалы создавшего их общества. Греки VIII в. до н. э. обладали, правда, богатейшей сокровищницей народных сказаний и высокими образцами поэтического творчества, но их изобразительное искусство не имело еще адекватных способов выражения для воплощения образов, созданных народной фантазией. И вот греческие мастера вступили на путь заимствования готовых типов и форм у своих соседей. Широким потоком полились в это время художественные мотивы, сюжеты и композиции Востока на эллинскую почву и грозили затопить свежие, еще не окрепшие ростки самобытного художественного творчества эллинов.

Аттическая ойнохоя. 3-я четверть VIII в. до н. э.

Аттическая ойнохоя. 3-я четверть VIII в. до н. э.

В поисках новых средств выражения греческие мастера обращаются теперь не только на Восток, но и к далекому прошлому своей страны и возрождают формы еще бытовавших в греческой среде изделий крито-микенского искусства. В то же время они не могут резко порвать с традициями геометрической эпохи и, перенимая чужое, смешивают его со своим исконным достоянием. Стройность геометрической орнаментальной системы сменяется хаосом разнородных элементов. Другие мастера целиком переходят на прямое копирование восточных образцов, только внешним образом приноровляя их к мировоззрению потребителей.

Но этот период частичного отказа от самостоятельности продолжается недолго. В процессе освоения новых форм греческие мастера не только полностью достигли цели, но и нашли те пути, которые обеспечили греческому искусству возможность дальнейшего развития. Уже в середине VII в. до н. э. процесс ассимиляции восточных мотивов и форм может считаться в общем завершенным. В конце VII в. до н. э. из освоенных и переработанных на греческой почве художественных элементов родился греческий по форме и содержанию архаический стиль, а в VI в. до н. э. искусство Греции начало уже оказывать обратное влияние на искусство Востока, влияние, возраставшее затем непрерывно вплоть до эпохи эллинизма, когда оно достигло своего апогея. Греческое искусство не только справилось с грозившим ему кризисом, но и вышло из него окрепшим и обогащенным. Оно явилось правильным отображением экономического расцвета греческого общества, и, как таковое, оказалось жизнеспособным.

От периода восточного стиля дошли более разнообразные художественные памятники, чем от предыдущей эпохи греческого искусства. Именно к началу экономического расцвета и напряжения творческих сил в Греции относится зарождение греческого храма, монументальной пластики, а также, вероятно, и фресковой живописи.

Начальная стадия развития восточного стиля — стадия прямого копирования восточных образцов — может быть лучше всего представлена на примере металлических изделий, найденных на острове Крите, который, наряду с крупными городами Малой Азии, был, по-видимому, одним из ведущих художественных центров этого времени. На Крите, прежде всего в пещере на горе Иде, где, по преданию, младенец Зевс спасся от преследований своего отца Кроноса, а затем и в других местах найдено было несколько бронзовых вотивных щитов чеканной работы, которые в течение долгого времени считались завезенными на Крит изделиями Востока, так как по тематике и стилю они не подходили к нашему представлению о греческом искусстве. Так, на одном из них изображена группа, состоящая из героя вавилонского эпоса Гильгамеша, победителя льва и быка, и двух крылатых гениев, присутствующих при подвиге героя. Вся группа скопирована с произведений восточного искусства. Но греческий мастер имел в виду представить здесь образы народной мифологии. Крылатые гении представляют здесь корибантов — слуг, приставленных матерью Зевса Реей к своему сыну для того, чтобы заглушить шумом крик младенца и тем способствовать его спасению. Художник, следовательно, воспользовался восточными образцами для изображения слуг Зевса, а последнего представил под видом Гильгамеша. Так изображали греки своих богов еще в конце VIII в. до н. э.



На такой же ступени почти рабского подражания восточным образцам находятся многочисленные


На такой же ступени почти рабского подражания восточным образцам находятся многочисленные изделия из слоновой кости, статуэтки из глины, алебастра и бронзы, найденные в различных областях Греции. Они выдают свое греческое происхождение только едва уловимыми деталями, и во многих случаях невозможно решить, являются ли они привозными или местными изделиями.

В несколько иных условиях протекало развитие восточного стиля в расписной керамике. Как сказано выше, Греция уже в начале VIII в. до н. э. имела высокоразвитое гончарное производство и выработала к этому времени строго логическую систему декоровки ваз. Развитие торговли в VII в. до н. э. имело следствием широкий экспорт керамических изделий из Греции, а это, в свою очередь, отразилось прежде всего на производстве этих изделий, принявшем характер товарного производства. Среди многочисленных гончарных мастерских выдвигаются мастерские крупных производственных и торговых центров, которые стали работать на экспорт и снабжали своей продукцией все Средиземноморье. Особенно большое значение приобрели в это время Коринф и Милет. Коринф экспортировал сперва так называемые протокоринфские вазы — миниатюрные сосуды с мелкой, очень тонкой росписью, выделывавшиеся в каком-то, нам в точности неизвестном, центре Северного Пелопоннеса (может быть, в Сикионе), а затем и свои собственные, более грубые, но эффектные изделия. Милет торговал восточно-греческой керамикой так называемого милето-родосского стиля, изготовлявшейся как в Милете, так и в других городах Малой Азии и близлежащих островов. Сфера распространения товаров, вывозимых Коринфом и Милетом, была очень велика; она обнимала все Причерноморье и почти все берега и острова Средиземного моря, а некоторые изделия стали проникать даже далеко в глубь территорий, например в Скифию и в области, расположенные по среднему течению Роны.

Развитие товарного производства, борьба за овладение внешними рынками и повышенные в связи с этим требования к росписи сосудов привели к новой организации труда в гончарных мастерских. Новый стиль росписи с его сложным растительным орнаментом и фигурными композициями требовал от мастера иного уровня художественной подготовки, чем передача простого геометрического орнамента. Неизбежно было разделение труда со специализацией мастеров по формовке и обжигу сосудов и по их росписи. Некоторые художники-керамисты в рассматриваемую эпоху сумели выработать свою индивидуальную манеру и пользовались, по-видимому, некоторой известностью. Они стали подписывать свои рисунки на вазах, что придавало их работам особую ценность в глазах потребителей.

Высокий уровень, на котором находилось гончарное производство Греции в то время, когда начался период подражания художественным изделиям Востока, был причиной того, что художники-керамисты оказались в несколько ином положении относительно восточных образцов, чем мастера других отраслей художественного ремесла. У них не было перед глазами изделий, достойных прямого копирования, поэтому, следуя за модой, им пришлось перенимать лишь отдельные восточные мотивы и приспособлять их к своим целям.

Началась борьба за освоение нового стиля в керамике, борьба, протекавшая различными

Началась борьба за освоение нового стиля в керамике, борьба, протекавшая различными путями в отдельных центрах производства, откуда и многообразие видов греческой керамики VII в. до н. э. Одновременно с борьбой стилей идет борьба технических приемов. Чистый силуэт, который уже не удовлетворял возросшим художественным требованиям, исчезает и заменяется либо контурным рисунком, позволяющим обозначать краской внутренние детали изображений, либо чернофигурной техникой, т. е. силуэтом, внутренние детали которого передаются нарезными, при помощи острого металлического инструмента, линиями. И та и другая техника существуют одновременно и встречаются иногда на одном и том же произведении, но, вообще говоря, чернофигурная техника более свойственна западным областям Греции, а контурная — восточным; в конце VII в. до н. э. чернофигурная техника получает определенное преобладание. В то же время роспись становится полихромной. Появляются накладные краски для обозначения деталей — белая и красная, а также коричневая различных оттенков. На контурных рисунках женские фигуры часто заполняются белой краской, а мужские — красной или коричневой. На изделиях некоторых мастерских стенки сосуда сплошь покрыты белой облицовкой и по ней произведена роспись.

Историю развития восточного стиля в керамике можно разделить на три этапа. Первый из них характеризуется смешением, иногда довольно сумбурным, новых растительных и животных мотивов со старым геометрическим орнаментом. Перенимая восточные мотивы, мастера еще не были в состоянии их освоить и в то же время не могли отказаться от прежних навыков; они механически соединяли новое со старым, не умея слить их в гармоническое целое.

На втором этапе развития восточного стиля разнородные элементы декоровки уже приводятся в известную систему. Побеждает старая система горизонтальных полос, заполняемых рядами животных, а растительный и геометрический орнамент находит место преимущественно на второстепенных частях сосудов — ножках, ручках и шейках, а также служит для обрамления полос и для заполнения пустых пространств фона между фигурами. В это время стабилизируется классический греческий орнамент — стилизованные пальметки, бутоны и цветы лотоса, побеги плюща, плетенки и палочный орнамент. Наиболее ярко этот этап развития восточного стиля представлен, с одной стороны, коринфскими, с другой — так называемыми милето-родосскими вазами. Первые выполняются в чернофигурной, вторые — преимущественно в контурной технике. Как здесь, так и там полосы заполняются рядами животных, которые существенно отличаются от таких же рядов геометрической эпохи как выбором изображений, так и их рисунком и расположением. На милето-родосских вазах фигурируют по большей части дикие козы, олени, пантеры и птицы, но встречаются и фантастические животные — сфинксы и грифоны. Они либо выстраиваются друг за другом в бесконечный однообразный ряд, либо перемешиваются и располагаются во встречных направлениях. Рисунок часто отличается большой тонкостью и живостью и свидетельствует о наблюдении над природой. Рисунок коринфских ваз гораздо грубее, но зато здесь встречается больше различных видов животных.

На последнем этапе развития восточного стиля в вазовой живописи появляется изображение человека, и с этого момента роспись ваз перестает быть чисто орнаментальной, а превращается в сюжетную, повествовательную вазовую живопись. Стенки сосудов служат теперь фоном, на котором развертываются полные самодовлеющего интереса фигурные композиции мифологического содержания.

 Вместо прежнего мелкого деления вазы на горизонтальные полосы и стремления

 Вместо прежнего мелкого деления вазы на горизонтальные полосы и стремления подогнать все элементы росписи под одну общую мерку, вместо однообразного чередования равноправных мотивов, теперь происходит резкое деление изображений на главные — фигурные композиции и второстепенные — орнамент. Первым отводится все нужное для них свободное место, в зависимости от формы сосуда, а вторые служат для них лишь рамкой и являются дополнительным украшением вазы. Таким образом, в новых условиях найдено было новое решение проблемы гармонического сочетания декоровки вазы с ее формой. Новая система оставалась в силе в течение всего дальнейшего развития греческой росписной керамики.

Человеческие фигуры на вазах конца VII в. до н. э., при всей их условности, совсем не напоминают прежние орнаментальные фигуры геометрических ваз. Это не угловатые, человекоподобные тени, а изображение людей из плоти и крови, с ясно выраженным строением основных частей тела, с мускулами на руках и ногах, люди, умеющие двигаться, действовать и выражать чувства страха и радости. Копируя восточные изображения, греческие мастера научились графически передавать формы органической природы и овладели ими в такой степени, что могли наполнить их новым содержанием, стремясь передать образы своих мифов. А так как эти образы существенно отличались от восточных художественных образов, то им пришлось создавать новые типы и фигуры путем непосредственного наблюдения природы. Правда, действия фигур на вазах этого стиля еще связаны и сводятся к немногим стереотипным жестам, позы условны, изучение анатомии не идет дальше самых элементарных понятий, а о какой-либо характеристике действующих лиц нет еще и речи, так что художнику приходится приписывать имена героев для того, чтобы зритель мог догадаться, кого он имел в виду изобразить. Тем не менее во всех композициях этого времени, насколько можно судить по керамике, чувствуется та радость творчества, которую испытывали художники, впервые после долгих исканий почувствовавшие под ногами твердую почву и овладевшие своим искусством в такой степени, что отныне весь реальный видимый мир и весь сказочный, фантастический мир эллинских мифов становятся доступными их кисти.

      Смотрите также

      Тирания Писистрата. Писистратиды
      Важнейшим событием афинской истории в последующие вслед за реформами Солона десятилетия явился политический переворот, утвердивший единоличную власть — тиранию Писистрата. Писистрат стяжал себе поп ...

      Кипр и Кария
      Необходимо особо отметить историческую судьбу Кипра и Карии в IV в. до н. э., этих двух форпостов эллинства на Востоке. После кипрского похода Кимона Кипр был предоставлен самому себе, и результат ...

      Колонизация юго-восточного побережья Средиземного моря
      Если возглавляемое Милетом колонизационное движение ионийских городов развивалось на север, в область Пропонтиды и Понта, то Родос, игравший такую же главенствующую роль среди полисов Дориды, напр ...