103. Тесей в Аиде - Жизнь и подвиги Тесея - Мифы Древней Греции Р. Грейвс - Литература

После смерти Гипподамии Пирифой убедил Тесея, жена которого, Федра, недавно повесилась, отправиться вместе в Спарту и украсть Елену, сестру Диоскуров Кастора и Полидевка, с которой они оба мечтали вступить в брак. Там, где теперь в Афинах стоит святилище Сераписа, они поклялись стоять друг за друга в этом опасном предприятии. Если они добудут Елену, то пусть она достанется одному из них по жребию, а проигравшему они добудут какую-нибудь другую дочь Зевса, чем бы это им ни грозило.

b. Так порешив, они повели войско в Лакедемон, затем поскакали впереди основных сил, схватили Елену, когда она совершала жертвоприношения в храме Артемиды Ортии в Спарте, и поскакали назад. Вскоре они скрылись от преследователей, оторвавшись от них около Тегеи, где, как было условлено, они бросили жребий, по которому Елена досталась Тесею. Он, однако, предвидел, что афиняне не одобрят возникающей ссоры с грозными Диоскурами, и поэтому отправил Елену, которая в то время была еще девочкой двенадцати лет (а некоторые говорят, даже еще младше), в аттическую деревню под названием Афидны, где доверил ее своему другу Афидну, наказав, чтобы он денно и нощно сторожил ее и держал в тайне место ее пребывания. Мать Тесея Эфра поселилась вместе с Еленой и хорошо к ней относилась. Некоторые пытаются обелить Тесея и говорят, что это Идас и Линкей украли Елену в отместку за похищение Диоскурами Левкиппид и что они просто оставили ее под защитой Тесея. Другие свидетельствуют, что отец Елены Тиндарей сам доверил ее Тесею, узнав, что его племянник Энарефор, сын Гиппокоонта, собирался похитить ее.

c. Прошло несколько лет, и, когда Елена достигла возраста, достаточного, чтобы Тесей женился на ней, Пирифой напомнил ему об их уговоре. Вместе они обратились к оракулу Зевса, которого призывали в свидетели своей клятвы, и получили ироничный ответ: «Почему бы не посетить царство мертвых и не потребовать в невесты для Пирифоя Персефону, жену Аида? Она самая благородная из моих дочерей». Тесей рассердился, когда Пирифой, принявший это предложение серьезно, напомнил ему о клятве, но отказаться не смог, и вот они уже спустились в царство мертвых, держа наготове мечи. Они не решились воспользоваться переправой через Лету, а пошли окольным путем через расщелины в лаконском Тенаре и вскоре стучались в двери дворца Гадеса. Гадес спокойно выслушал их бесстыдное требование и, притворясь гостеприимным, предложил им сесть. Ничего не подозревая, они сели, куда было предложено, и оказались на троне забвения. Они приросли к нему настолько, что уже не могли с него встать, не покалечившись. Вокруг них шипели свернувшиеся в клубок змеи, их бичевали эринии и терзал зубами Кербер; Аид же смотрел на все это и мрачно усмехался.

d. Так в муках они провели целых четыре года, пока Геракл, пришедший по велению Еврисфея забрать Кербера, не узнал их, когда они молча протянули к нему руки, моля о помощи. Персефона приняла Геракла как брата, любезно разрешив ему освободить злодеев и забрать их с собой на землю, если только он сможет. После этого Геракл ухватил Тесея обеими руками и стал тянуть, пока не отодрал его со страшным треском. Часть его тела так и осталась прилипшей к камням, вот поэтому афинские потомки Тесея отличаются такими несуразно крохотными ягодицами. Затем Геракл схватил за руки Пирифоя, но земля угрожающе дрогнула и он отпустил его. В конце концов именно Пирифой был застрельщиком этого богохульного предприятия.

e. Некоторые считают, что Геракл освободил и Пирифоя, и Тесея; другие же, наоборот, говорят, что ему не удалось спасти никого, и Тесей остался навеки прикованным к трону забвения, а Пирифой лежал рядом с Иксионом на золоченом ложе и перед его голодным взором возникали столы, ломящиеся от яств, которые тут же уносила старшая из эриний. Говорили даже, что Тесей и Пирифой никогда не спускались в Аид, а напали на феспротский или молосский город под названием Кихир, царь которого Аидоней, обнаружив, что Пирифой хочет похитить его жену, бросил его на съедение собакам, а Тесея заключил в темницу, откуда его вызволил Геракл.

Диодор Сицилийский IV.63; Павсаний I.18.4; Пиндар. Цит. по: Павсаний I.41.5.

Диодор Сицилийский. Цит. соч.; Гигин. Мифы 79; Плутарх. Тесей 31.

Аполлодор. Эпитома I.24; Евстафий. Схолии к «Илиаде» Гомера с. 215; Плутарх. Цит. соч.

Гигин. Мифы 79; Диодор Сицилийский. Цит. соч.; Гораций. Оды IV.7.27; Паниасид. Цит. по: Павсаний Х.29.4; Аполлодор. Эпитома I.24.

Сенека. Федра 835 и сл.; Аполлодор II.5.12; Диодор Сицилийский IV.26; Еврипид. Геракл 619; Гигин. Цит. соч.

Аполлодор. Цит. соч.; Суда под словом Lispoi; Схолии к «Всадникам» Аристофана 1368.

Диодор Сицилийский IV.63; Вергилий. Энеида VI.601—619; Элиан. Пестрые рассказы IV.5; Плутарх. Цит. соч.

1. Многие главные герои в различных мифологиях посещают царство смерти: Тесей, Геракл (см. 134.c), Дионис (см. 170.m) и Орфей (см. 28.c) в Греции; Бел и Мардук в Вавилонии (см. 71.1); Эней в Италии; Кухулин в Ирландии; Артур, Гвидион и Амафаон в Британии; Ожьер Датчанин в Бретани. Миф, вероятно, зародился потому, что в конце своего обычного срока правления царь-жрец переживал как бы временную смерть, во время которой мальчик-интеррекс занимал его место на один день. Таким образом обходился закон, согласно которому царь не должен был править дольше тринадцати месяцев солнечного года (см. 7.1; 41.1; 123.4 и т.д.).

2. Бел и его преемник Мардук накануне воцарения сражались с морским чудовищем Тиамат, воплощением морской богини Иштар, наславшей потоп (см. 73.7). Как и древнеирландские короли, которые шли сражаться с океанскими волнами, Бел и Мардук ритуально были утоплены.

3. Афинским мифографам удалось замаскировать ожесточенное соперничество между Тесеем и его фактическим близнецом Пирифоем (см. 95.2) из-за руки богини смерти-в-жизни, которая появляется в мифе под именами и Елены (см. 62.3) и Персефоны. Мифографы представили их как любящую друг друга царскую пару близнецов, которые, подобно Кастору и Полидевку, совершают набег на соседний город, чтобы похитить невесту (см. 74.с). Один из них, сумев доказать свое божественное происхождение, не умирает. Идас и Линкей, аналогичная пара близнецов, возникли в повествовании только для того, чтобы усилить этот момент.

4. Похищение Елены во время жертвоприношения напоминает похищение Орифии Бореем (см. 48.a). Не исключено, что святилище аттической богини Елены в Афиднах имело изваяние или другой культовый предмет, принадлежавший аналогичной лаконской богине и похищенный афинянами, о чем стало известно спартанцам. Если посещение Аида — всего лишь повторение известного сюжета, то почему бы им не совершить морской набег на Тенар.

5. Четыре года, в течение которых Тесей оставался в Аиде, как раз соответствуют периоду правления таниста вместо царя. По их истечении воцаряется прежний царь-жрец — Тесей redivivus. Афиняне предприняли попытку поднять своего национального героя до уровня олимпийского бога, как это произошло с Дионисом и Гераклом. Для этого они утверждали, что Тесей избежал смерти, однако их пелопоннесские противники успешно противостояли этим попыткам, утверждая даже, что он вовсе не избежал смерти, а был обречен на вечные муки за свою дерзость, как Иксион и Сисиф. Другие придали истории рациональный оттенок, говоря, что он совершил набег на Кихир, а не в Аид, и даже пытались объяснять, что Пирифоя терзал не Кербер, а молосские гончие — наиболее крупная и свирепая порода собак в Греции. Самой большой уступкой, сделанной афинскому мифу, было согласие с тем, что Тесей был отпущен под залог после унизительного сидения на троне забвения (см. 37.2), а потом посвятил большинство своих храмов и святилищ Гераклу Спасителю, чьим подвигам и страданиям он пытался подражать.

6. Тем не менее Тесей был в какой-то степени важным героем. Ему нужно отдать должное, ибо он проник в царство мертвых, если его понимать как центр критского лабиринта, где его поджидала смерть, и вернулся живым и невредимым. Если бы афиняне обладали на суше такой же властью, какой они обладали на море, Тесей бы, бесспорно, стал олимпийским или по крайней мере национальным полубогом. Основным источником враждебности к Тесею, вероятно, были Дельфы, где оракул Аполлона был известен как послушное орудие спартанцев в борьбе с Афинами.

      Смотрите также

      Эос
      Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос. Гомер (пер. В. Жуковского) Сестра Гелиоса, розоперстая Эос, предшествует его восходу на горизонте. Предупреждая появление солнечной колесницы, она ...

      71. Кобылицы Главка
      Главк был сыном Сисифа и Меропы и отцом Беллерофонта. Жил он в Потниях около Фив, где, в насмешку над силой Афродиты, он запретил покрывать своих кобылиц. Он надеялся, что таким образом его кобылицы ...

      На Сицилии
      Сицилия, куда опустился Дедал, была в это время заселена несколькими народами. Первыми на пути беглеца оказались сиканы, управляемые царем Кокалом. Радостно принял Кокал великого мастера, и тот в ...