131. Девятый подвиг: пояс Ипполиты - Жизнь и подвиги Геракла - Мифы Древней Греции Р. Грейвс - Литература

Чтобы совершить девятый подвиг, Геракл должен был добыть для дочери Эврисфея Адметы золотой пояс бога войны Ареса, который носила царица амазонок Ипполита. Погрузившись на корабль (а другие говорят, на девять кораблей) и взяв с собой добровольцев, среди которых были Иолай, Теламон из Эгины, Пелей из Иолка и, по некоторым свидетельствам, Тесей из Афин, Геракл поплыл по реке Фермодонт.

b. Амазонки были детьми Ареса и наяды Гармонии, которая родила их в долинах фригийской Акмонии. Правда, некоторые считают их матерью Афродиту или дочь Ареса Отреру. Поначалу они жили по берегам реки Амазон, теперь называемой именем Танаиса — сына амазонки Лисиппы, которая обидела Афродиту пренебрежением к браку и приверженностью к войне. В отместку Афродита сделала так, что Танаис влюбился в собственную мать. Но, не поддавшись кровосмесительной страсти, он бросился в реку и утонул. Чтобы избавиться от упреков его духа, Лисиппа повела своих дочерей вдоль побережья Понта Эвксинского в долину реки Фермодонт, которая течет высоко в Амазонских горах. Здесь они разделились на три племени, каждое из которых основало свой город.

c. Тогда, как и сейчас, амазонки вели свое происхождение по материнской линии, а Лисиппа установила так, что мужчины должны делать все домашние дела, а женщины — сражаться и править. Поэтому мальчикам в младенческом возрасте ломали руки и ноги, чтобы лишить их возможности воевать и путешествовать. Эти необычные женщины, которых скифы называли «эорпата» («мужеубийцы»), не признавали справедливости или стыда, но были известны как воительницы, впервые применившие кавалерию. У них были медные луки и небольшие щиты в форме полумесяца. Шлемы, плащи и пояса они делали из шкур диких зверей. Лисиппа до того, как пала в бою, построила огромный город Фемискиру и нанесла поражение всем племенам вплоть до самого Танаиса. На добычу от своих походов она строила храмы Аресу и Артемиде Таврополе, чей культ она установила. Ее потомки расширили владения Амазонской империи на запад за реку Танаис, до Фракии, а по южному берегу — на запад за Фермодонт, до Фригии. Три знаменитые амазонские царицы — Марпесса, Лампадо и Гиппо — захватили большие владения в Малой Азии и Сирии и основали города Эфес, Смирну, Киму и Мирину. Кроме того, ими основаны города Фиба и Синопа.

d. В Эфесе они установили изваяние Артемиды под буковым деревом, где Гиппо совершала жертвоприношения, после которых ее соплеменницы исполняли сначала танец со щитами, а затем водили хоровод, одновременно ударяя о землю ногой под аккомпанемент дудочек, потому что Афина еще не изобрела флейты. Над этим изваянием позднее был воздвигнут храм Артемиды Эфесской, который по своему великолепию превосходит даже дельфийский храм Аполлона и является одним из семи чудес света. Окружают храм два текущих в противоположном направлении потока с одинаковым названием Селен. Именно во время этого похода амазонки захватили Трою. Приам в то время был еще ребенком. Однако, когда отряды амазонского войска стали с большой добычей отходить, тех, кто остался в Малой Азии, чтобы укрепить свою власть, изгнал союз варварских племен, а в одном из боев амазонки потеряли царицу Марпессу.

e. К тому времени, когда Геракл отправился к амазонкам, они уже успели вернуться на реку Фермодонт, а в их трех городах правили Ипполита, Антиопа и Меланиппа. По дороге Геракл посетил знаменитый своим мрамором остров Парос, который царь Радамант завещал некоему Алкею, сыну Андрогея, но четыре сына Миноса — Евримедон, Хрис, Нефалион и Филолай — тоже поселились на острове. Когда двое спутников Геракла, высадившись на берег, чтобы набрать воды, были убиты сыновьями Миноса, он, возмущенный, убил всех четырех сыновей и стал так теснить паросцев, что они сочли за лучшее прислать послов и предложить в обмен за убитых моряков двух местных мужчин по выбору в качестве рабов. Удовлетворенный таким предложением, Геракл снял осаду и выбрал царя Алкея и его брата Сфенела, взяв их с собой на корабль. Затем он поплыл через Геллеспонт и Босфор в мизийский Мариандин, где его принял царь пафлагонцев Лик, сын Даскила и внук Тантала. В ответ на это Геракл поддержал Лика в его войне с бебриками, убив многих, включая царя Мигдона, приходившегося братом Амику, и вернул пафлагонцам обширные земли, ранее захваченные у них бебриками. Эти земли он передал во владение Лику, и тот в благодарность назвал их Гераклеей. Позднее в Гераклее создали свои колонии мегарцы и жители Танагры. Это было сделано по совету пифии в Дельфах, которая сказала, что им следует основать колонию у Понта Эвксинского на земле, посвященной Гераклу.

f. Прибыв к устью реки Фермодонт, Геракл бросил якорь в бухте Фемискиры, где Ипполита нанесла ему визит и, плененная его мускулистым телом, предложила ему пояс Ареса как дар в знак ее любви. Однако Гера была уже тут как тут и, нарядившись амазонкой, стала распространять слух, что чужеземцы хотят похитить Ипполиту. Заслышав такие слова, возбужденные воительницы сели на лошадей и поспешили к кораблю. Геракл, подозревая предательство, тотчас же убил Ипполиту, снял с нее пояс, схватил ее топор и другие доспехи и приготовился постоять за себя. Он по очереди перебил всех предводительниц амазонок и после большого побоища обратил их войско в бегство.

g. Некоторые, правда, утверждают, что Меланиппа попала в засаду и была выкуплена Ипполитой за пояс, или наоборот: Меланиппа выкупила Ипполиту. Говорят также, что Тесей захватил Ипполиту и подарил ее пояс Гераклу, который в ответ позволил ему взять в рабство Антиопу, или что Ипполита отказалась отдать Гераклу пояс и они сразились на специально приготовленном для этого месте. Он выбил ее из седла и стал над ней с занесенной дубиной, предлагая пощаду, но она предпочла не уступить и умереть. Говорят даже, что пояс принадлежал одной из дочерей Бриарея Сторукого.

h. По возвращении из Фемискиры Геракл снова пришел в Мариандин и принял участие в погребальных играх в честь убитого мисийцами брата царя Лика по имени Приол, которому до сих пор поют погребальные песни. Геракл встретился в кулачном бою с лучшим бойцом мариандинов Титием, выбил ему все зубы и убил ударом в висок. В подтверждение того, что он сожалеет о случившемся, Геракл покорил мисийцев и фригийцев, сражаясь на стороне Даскила. Он также покорил вифинян, живших до самого устья реки Ребей и вершины горы Колона, и потребовал их царство себе. Пафлагонцы Пелопа добровольно подчинились ему. Однако стоило только Гераклу покинуть эту страну, как бебрики под предводительством сына Посейдона Амика вновь отняли у Лика земли и расширили свои границы до реки Гипий.

i. Подплывая к Трое, Геракл спас Гесиону от морского чудовища и продолжил свой путь во фракийский Эн, где был принят Полтисом. Когда он вновь собирался выйти в море, то на берегу поразил стрелой наглого брата Полтиса по имени Сарпедон, сына Посейдона. Затем он покорил фракийцев, поселившихся на Фасосе, а сам остров завещал сыновьям Андрогея, вывезенным им с Пароса. В Тороне его вызвали побороться сыновья Протея по имени Полигон и Телегон, и в схватке он убил их.

j. Вернувшись наконец в Микены, Геракл передал пояс Эврисфею, который подарил его Адмете. С остальной добычей, взятой у амазонок, он поступил так: богатые плащи подарил храму Аполлона в Дельфах, топор Ипполиты вручил царице Омфале, которая сделала его одной из священных регалий лидийских царей. В конце концов топор оказался в карийском храме Зевса Лабрандского и был вложен в руки стоявшего там изваяния.

k. Амазонок до сих пор еще можно встретить в Албании, рядом с Колхидой, куда их оттеснили из Фемискиры одновременно с их соседями гаргарейцами. Почувствовав себя в безопасности в Албанских горах, оба народа разделились: амазонки поселились у подножия Кавказских гор вдоль реки Мермод, а гаргарейцы осели немного севернее. В назначенный день весной группы молодых амазонок и гаргарейцев встречаются на вершине горы, разделяющей их земли, и, после совершения совместного жертвоприношения, проводят вместе два месяца, наслаждаясь под покровом темноты любовью. Как только амазонки обнаруживают, что беременны, они сразу же отправляются домой. Все рождающиеся девочки становятся амазонками, а мальчиков отправляют к гаргарейцам и там по жребию распределяют по хижинам, поскольку неизвестно, кто чей отец. В недавние времена царица амазонок Минифия отправилась из своего албанского дворца, чтобы встретиться с Александром Великим в изобилующей тиграми Гиркании. Там она провела в его обществе тринадцать дней в надежде родить от него ребенка, но вскоре после возвращения умерла бездетной.

l. Этих понтийских амазонок нужно отличать от ливийских союзниц Диониса, некогда населявших Гесперу — остров на озере Тритон, столь богатый фруктовыми деревьями, овцами и козами, что амазонкам даже не нужно было выращивать зерно. Захватив все города на острове, за исключением священной Мены, где жили эфиопские поедатели рыбы (добывавшие изумруды, рубины, топазы и сердолик), они победили соседних ливийцев и кочевников и основали великий город Херсонес, названный так потому, что он был построен на полуострове. Отсюда они нападали на жителей Атлантиды — самый культурный народ к западу от Нила, имевший свою столицу на атлантическом острове Керна. Царица амазонок Мирина собрала тридцать тысяч всадниц и три тысячи пехоты. Все они были вооружены луками, из которых при отступлении попадали точно в своих преследователей. Доспехами им служили шкуры невероятно больших ливийских змей.

m. Вторгшись в землю атлантов, Мирина нанесла им сокрушительное поражение и, переправившись на остров Керну, захватила город. Она предала мечу всех мужчин; женщин и детей захватила в качестве рабов и сровняла с землей городские стены. Когда оставшиеся в живых жители Атлантиды согласились сдаться, она отнеслась к ним очень хорошо, подружилась с ними и в возмещение захваченного у них острова Керна построила новый город Мирину, где поселила всех пленников и тех, кто согласился жить в этом городе. Поскольку атланты предложили воздавать ей отныне божественные почести, Мирина защищала их от соседнего племени горгонов, многих из которых она перебила и не менее трех тысяч взяла в плен. Однако в ночь, когда амазонки праздновали победу, пленники похитили отобранные у них мечи и по сигналу основные силы горгонов, собравшиеся и спрятавшиеся в дубраве, бросились со всех сторон избивать соплеменниц Мирины.

n. Соплеменницы Мирины погребены под тремя огромными курганами, которые до сих пор называют «курганами амазонок», но ей самой удалось бежать, и она, пройдя большую часть Ливии, с новой армией вторглась в Египет, помогла царю Гору, сыну Исиды, и приступила к завоеванию Аравии. Кое-кто утверждает, что именно ливийские амазонки, а не те, что жили у Понта Эвксинского, сумели покорить Малую Азию и что Мирина на самых удобных местах в своей новой империи основала большое количество прибрежных городов, включая Мирину, Киму, Питану, Приену, а также другие города вдали от моря. Кроме того, она покорила несколько островов в Эгейском море, в частности Лесбос, где построила город Митилену, названный так по имени ее сестры, участвовавшей в этом походе. В то время когда Мирина покоряла острова, ее флот попал в бурю, но Мать богов благополучно отнесла все суда к острову Самофракия, который в то время был необитаемым. Поэтому Мирина посвятила эту землю Матери богов, поставила ей многочисленные жертвенники и принесла обильные жертвы.

о. После этого Мирина переправилась в материковую Фракию, где царь Мопс и его союзник скифский царь Синил победили ее в честном бою, а сама она была убита. Войско амазонок уже никогда не оправилось от этого поражения, и, уступая фракийцам в мелких стычках, оставшиеся в живых амазонки окончательно ушли в Ливию.

Аполлодор ІІ.5.9; Пиндар. Немейские оды III.35 и Фрагмент 172; Филохор. Цит. по: Плутарх. Тесей 26.

Аполлоний Родосский II.990—992 и схолии; Цицерон. В защиту Флакка 15; Гигин. Мифы 30.

Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия ХІ.659; Аполлоний Родосский II.970 и сл.

Диодор Сицилийский II.45.1; Геродот IV.110; Аполлоний Родосский II.987—989.

Пиндар. Цит. соч. III.38; Страбон ХІ.5.1.

Диодор Сицилийский II.45—46; Страбон ХІ.5.4.

Каллимах. Гимн к Артемиде 237 и сл.; Гигин. Цит. соч. 223 и 225; Плиний. Естественная история V.31; Гомер. Илиада ІІІ.183 и сл.

Диодор Сицилийский V.79; Геродот VII.72; Схолии к Аполлонию Родосскому II.752.

Страбон ХІІ.3.4; Аполлодор ІІ.5.9; Павсаний V.26.6.

Диодор Сицилийский IV.16; Аполлодор. Цит. соч.; Плутарх. Греческие вопросы 45.

Аполлоний Родосский II.966 и сл.; Диодор Сицилийский. Цит. соч.

Аполлоний Родосский II.776 и сл.

Аполлодор II.5.9.

Аполлодор. Цит. соч.; Еврипид. Геракл 414 и сл. и Ион 1140 и сл.; Плутарх. Греческие вопросы 45.

Страбон ХІ.5.1—2 и 4; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия ХІ.659.

Страбон ХІ.5.4.

Диодор Сицилийский III.52—53.

Там же III.54.

Там же III.55.

1. Если Адметой звали принцессу, ради которой Геракл должен был пройти сквозь брачные испытания, то снятие с нее пояса в брачном чертоге должно было означать конец его подвигам. Но перед этим Адмета должна была вступить в поединок так, как это сделала Ипполита или как Пентесилея боролась с Ахиллом (см. 164.a и 2), а Фетида с Лелеем (см. 81.k). Это объяснило бы появление Ипполиты в рассказе. В таком случае она должна была претерпеть все обычные превращения, свидетельствующие о том, что похожая на каракатицу гидра была Адметой, т.е. охранявшим золото змеем, которого Геракл одолел в образе Ладона (см. 133.a). Кроме того, она могла превратиться в рака (см. 124.e), лань (см. 125.c), дикую кобылицу (см. 16.f) и облако (см. 126.b), прежде чем Гераклу достанется ее рука.

2. Традиция, в соответствии с которой жрицы были вооружены, еще существовала в Эфесе и других городах Малой Азии, однако греческие мифографы, забыв о том, что аналогичная практика существовала в Афинах и других городах собственно Греции, отправляют Геракла в поисках пояса Ипполиты на Понт Эвксинский, где еще имелись племена с матриархальной организацией (см. 100.1). Матриархат, как правило, предполагал трехплеменную организацию. То, что пояс принадлежал дочери Бриарея («сильный»), т.е. одного из Сторуких, указывает на то, что местом действия данного повествования о брачных испытаниях была северная Греция.

3. Адмета — одно из имен Афины, изображавшейся, вероятно, во всеоружии и наблюдавшей за подвигами Геракла, чтобы помочь ему в случае необходимости. Афина была Нейт — ливийской богиней любви и битвы (см. 8.1); в Малой Азии ей соответствовала великая луна-богиня Мариан, Мирина, Ай-Мари, Мариамна или Мариенна, давшая имя Мариандине («дюны Марианы») и Мирине — городу, где жили управляемые женщинами лесбосцы (см. 149.1). Троянцы поклонялись ей под именем «быстрой Мирины»' (Гомер. Илиада II.814). «Смирна» — это тоже «Мирина», только в данном случае перед именем поставлен определенный артикль. Шумерская форма Мариенна означает «высокая плодоносящая мать». У эфесцев богиней плодородия была Артемида.

4. Сказано, что Мирина попала в бурю и была спасена Матерью богов, в честь которой она поставила жертвенники в Самофракии. Однако на самом деле она сама была матерью богов, и посвященные ей обряды должны были уберечь моряков от кораблекрушения (см. 149.2). Очень похожей Матери-богине в древности поклонялись во Фракии, в районе реки Танаис (Дон), в Армении, а также повсеместно в Малой Азии и Сирии. Поход Тесея в Амазонию — это миф, созданный на основе мифа о Геракле, который еще больше запутал вопрос и позволил мифографам придумать мнимое вторжение в Афины одновременно и амазонок, и скифов (см. 100.c).

5. Сообщение о том, что амазонки установили изваяние под эфесским буком, — это ошибка Каллимаха, который, будучи родом из Египта, не мог знать, что буки не растут так далеко к югу; скорее всего, это была финиковая пальма, символизировавшая плодородие (см. 14.2) и напоминавшая о ливийском происхождении богини, статуи которой обвешивались большими золотистыми финиками, как правило ошибочно принимаемыми за груди. Поражение, нанесенное Мопсом амазонкам, свидетельствует о том, что примерно в XII в. до н.э. хетты были разбиты мосхами. Первоначально хетты были патриархальным народом, но под влиянием матриархальных обществ Малой Азии и Вавилонии стали поклоняться женскому божеству. В их столице Хаттушаше Гарстанг обнаружил скульптурный рельеф с изображением богини-воительницы. Он считает, что культ Артемиды Эфесской имеет хеттское происхождение. Победы над амазонками, одержанные Гераклом, Тесеем, Дионисом, Мопсом и другими, на самом деле свидетельствуют о вытеснении матриархальной системы из Греции, Малой Азии, Фракии и Сирии.

6. Стефан Византийский (под словом Paros) упоминает о предании, согласно которому Парос считался критской колонией. Появление Геракла на острове говорит о захвате острова эллинами. Тот факт, что он завещал Фасос сыновьям Андрогея, указывает на захват этого острова отрядом паросцев, о чем упоминается в «Истории» Фукидида (IV.104). Причем произошло это событие в конце VIII в. до н.э. Примерно в то же время эвбейцы основали колонию на Тороне. Торону они считали дочерью Протея (Стефан Византийский под словом Torone). Двойной топор Ипполиты никогда не вкладывался вместо перуна в руку Зевса Лабрандского. Сам топор символизировал перун, и Зевс носил его с разрешения критской богини, правившей в Лидии.

7. Гаргарейцы — это гогарены, которых Иезекииль называет Гог (Иез. 38 и 39).

8. Сообщая о Мирине, Диодор Сицилийский пересказывает древние ливийские предания, в которых уже просматривается сказочный элемент. Установлено, что в третьем тысячелетии до н.э. неолитические племена покинули Ливию в разных направлениях, возможно из-за того, что их поля оказались затопленными водой (см. 39.3—6). Много ливийцев появилось в дельте Нила.

9. Согласно Аполлонию Родосскому (I.1126—9), Титий был одним из всего лишь трех идейских дактилей («пальцы»), вершивших судьбу. Он упоминает еще одного дактиля, Килления. Я уже показывал («Белая богиня» 281), что в магии пальцев дактиль Титий соответствовал среднему пальцу, а Киллений, или, иначе, Геракл, был большим пальцем; третий дактиль, по имени Даскил, был указательным пальцем, о чем говорит и его имя (см. 53.1). Эти три вытянутых вверх пальца при загнутых безымянном и мизинце составляли «фригийское благословение». Такое благословение, возникшее вначале как символ Мирины, затем перешло к католическим священникам для обозначения христианской Троицы.

10. Титий, убитый Аполлоном (см. 21.d), мог быть дублетом имени Титий. Захват острова Керне Мириной, вероятно, представляет собой более позднее, инородное дополнение к сюжету. Керну отождествляют с Федаллахом неподалеку от Феса, или с Санта-Крусом у мыса Гир, или, что более вероятно, с Аргином, расположенным чуть южнее Кабо-Бланко. Он был обнаружен и колонизирован карфагенянином Ганноном, который сообщал, что этот остров расположен на таком же расстоянии от Геркулесовых Столпов, как Столпы от самого Карфагена.

11. Вот что можно сообщить о мифических элементах, содержащихся в рассказе о девятом подвиге. Однако поход Геракла на Фермодонт и его войны в Мисии и Фригии нельзя отмести как не имеющие исторической основы. Как и плавание «Арго» (см. 148.10), они свидетельствуют о греческих торговых связях в районе Понта Эвксинского еще в середине второго тысячелетия до н.э., а появление минийцев из Иолка, эакидов с Эгины и аргивян в этих водах говорит о том, что, хотя Елена и могла быть прекрасной и сбежать с троянцем Парисом, тысяча кораблей отправилась в плавание не из-за ее красоты, а по чисто коммерческим соображениям. Сын Пелея Ахилл, сын Теламона Аякс и аргивянин Диомед были среди союзников Агамемнона, который настаивал на том, чтобы Приам разрешил им свободно плавать через Геллеспонт, как это делали их отцы. В противном случае они хотели разграбить город, как это случилось с Лаомедонтом, павшим по той же причине (см. 137.1). Вот почему возникли сомнительные утверждения афинян о том, что в походе Геракла их представлял Тесей, в плавании «Арго» таким представителем был Фалер, а под Троей — Менесфей, Демофонт и Акамант. Таким способом они хотели обосновать свое право на контроль над торговлей в Понте Эвксинском, которая полностью перешла в их руки после падения Трои и заката Родоса (см. 160.2—3 и 162.3).

      Смотрите также

      Введение
      В дополнение к целому корпусу «священных» историй средневековые эмиссары католической церкви принесли в Великобританию утвердившуюся на Европейском континенте университетскую систему, основанную на ...

      Письмо микенской эпохи
      Почти в течение полувека после открытия первых памятников микенской культуры в науке преобладало мнение, что общество той поры не имело письменности. Во многих, даже специальных, трудах этот вопро ...

      Битва при Эгоспотамах
      После битвы при Аргинусах господство на море вновь перешло к Афинам. Правда, пелопоннесский флот все еще насчитывал до сотни кораблей, но был лишен руководства. Согласно Аристотелю («Афинская поли ...