Никиев мир - Архидамова война - Пелопоннесская война - История Древней Греции - История

В Афинах после смерти Клеона радикальная демократия теряет влияние. Ее агрессивные планы потерпели крушение. Поражения при Делии и на Халкидике значительно усилили мирные настроения. Серьезные опасения возбуждали также склонные к отпадению афинские союзники.

Спартанцы стремились к миру по уже указанным выше причинам. К ним надо еще только добавить, что война принимала затяжной характер и вполне могла кончиться восстанием илотов под руководством пилосских мессенян. «Илоты,— говорит Фукидид,— перебегали к неприятелю, и лакедемоняне постоянно ждали, как бы остававшиеся на месте илоты, рассчитывая на беглецов и на сложившееся тогда положение дел, не возмутились против них снова» (V, 14, 3). К тому же в 421 г. до н. э. кончался срок тридцатилетнего мира с Аргосом. Союз Афин с Аргосом был весьма опасен, так как в этом случае некоторые города Пелопоннеса перешли бы на сторону Аргоса.

Главы обоих государств Никий и спартанский царь Плейстоанакт относительно быстро договорились между собой об условиях мира. Решено было вернуться к довоенному положению вещей, с той только разницей, что фиванцы получали Платеи, а афиняне — Нисею. Города на Халкидике и во Фракии: Аргил, Стагир, Аканф, Стол, Олинф и Спартол, добровольно перешедшие на сторону Брасида, сохраняли независимость, но им дозволялось по желанию вступить в союз с афинянами. Пленные обеих сторон подлежали возвращению на родину. Гражданский мир должен был обеспечиваться тем, что во всех возвращаемых афинянам городах желающим дозволялось уходить со своим достоянием куда угодно. Кроме того, афиняне гарантировали автономию тем союзным полисам, которые регулярно уплачивали форос, установленный Аристидом.

В случае каких-либо разногласий по интерпретации договора, заключавшегося сроком на 50 лет, спорные вопросы должны были решаться третейским судом.

Никиев мир полностью отвечал интересам самой Спарты, но им были весьма недовольны спартанские союзники: Беотия, Коринф, Мегара и Элея, которые ничего не получали от договора, а Мегара даже теряла Нисею.

Однако наибольший удар Никиев мир наносил Коринфу. Как уже указывалось выше, основные интересы этого полиса были связаны с северо-западом Греции. Победы Демосфена передали афинским союзникам-акарнанам все опорные пункты Коринфа на западе. Анакторий был взят штурмом, а амбра-киоты вынуждены были вступить в союз с акарнанами. Коринф потерял также третью свою колонию Соллий. Ионические острова оставались в сфере влияния демократической Керкиры. Таким образом, борьба за Западную Элладу была полностью выиграна афинянами. Вот почему перечисленные выше спартанские союзники отказались подписать условия мирного договора, а их отношения со Спартой резко ухудшились. Дело шло к разрыву, что было выгодно прежде всего Аргосу, пользовавшемуся большими симпатиями среди пелопоннесцев.

Спартанское правительство предвидело нависшую угрозу и пыталось нейтрализовать ее не только миром, но и союзом с Афинами. Уже спустя месяц после подписания мирного договора был заключен оборонительный союз Афин со Спартой. В договоре, составленном формально на основах равноправия, обращает на себя внимание важное одностороннее обязательство афинян: «Если восстанут рабы, афиняне обязуются помогать лакедемонянам всеми силами по мере возможности» (V, 23, 3). Этот пункт договора ярко напоминает афинскую политику времен Кимона. Обращает на себя внимание, что аналогичного обязательства афиняне от спартанцев не потребовали, так как, очевидно, в меньшей степени опасались волнений рабов.

По отрывочным сообщениям Фукидида, разбросанным по IV и V книгам его произведения, мы можем проследить, как быстро нарастала угроза восстания илотов после удачной для афинян пилосской кампании. Основным фактором, склонявшим Спарту к мирным переговорам, было, оказывается, не столько желание выручить своих пленных (среди них было не более чем 120 спартиатов), а угроза восстания рабов. Именно эта угроза парализовала активность Спарты во время экспедиции Никия на Киферу, она же вынудила лакедемонян создать впервые в их истории специальную воинскую часть для поддержания «порядка» в Лаконике и для предотвращения массовых побегов илотов в Пилос. Несмотря на все эти меры, угроза общего восстания илотов все более нарастала, вплоть до того, что спартанцы вынуждены были пойти на мир даже под угрозой разрыва с союзниками, фактически только ради предотвращения восстания рабов.

В социально-политическом отношении заключение мира было в Афинах победой «богатых, старшего поколения и большей части земледельцев», как определяет состав сторонников мира Плутарх («Никий», 9). За мир стояли, понятно, также и лаконофильские элементы. Однако основной силой, действовавшей в Афинах в пользу мира, было аттическое крестьянство. Аристофан прав, вкладывая в уста Тригея слова: «Одни лишь земледельцы мир нам возвратить сумеют» («Мир», 511), и, восхваляя блага мира, обращается исключительно к тематике сельскохозяйственных работ:

Видит Зевс, блестит мотыга наостренным лезвием И на солнышке сверкают вилы зубьями тремя! Как чудесно, как нарядно выстроились их ряды! Как мне хочется вернуться поскорее на поля. И перекопать лопатой залежалый чернозем.

(Там же, 566—570).

Радикальные демократы, потеряв Клеона, все еще не оправились от этого удара, а их новый вождь Гипербол только с трудом мог противостоять Никию, влияние которого достигло в это время апогея. «О Никии постоянно говорили, что он человек приятный богам и поэтому... ему предоставлена была возможность назвать своим именем величайшее и прекраснейшее из добрых деяний» (Плутарх. Никий, 9).

Несмотря на всеобщее стремление к окончанию военных действий, Никиев мир мог быть и фактически был только передышкой в войне, охватившей весь эллинский мир. Архидамова война показала наличие колоссальных материальных ресурсов у Афин и их неприступность с суши. Спартанская коалиция оказалась слишком слабой для того, чтобы уничтожить архэ. Но все же и Афины не были в состоянии нанести решающий удар Пелопоннесскому союзу. Никиев мир сохранял в силе все те противоречия в Элладе, которые породили Пелопоннесскую войну. Вопрос о гегемонии так и не был решен.

Открытым оставался также вопрос о борьбе между олигархами и демократами. Наконец, за время Архидамовой войны значительно усилились центробежные стремления как в Афинской архэ, так и в Пелопоннесском союзе. Из всего этого следовало, что Никиев мир, заключенный на 50 лет, мог быть только перемирием, передышкой. Раньше или позже указанные противоречия должны были взорвать его. Та же участь должна была постигнуть и союз, заключенный между Афинами и Спартой.

      Смотрите также

      Живопись
      Эпоха Перикла имеет в истории античной живописи столь же крупное значение, как в истории других родов искусства, однако памятники живописи погибли и лишь скупые фактические данные и малонадежные л ...

      Развитие товарного производства и товарного обращения в V в. до н. э.
      Значительное развитие в Греции в V в. до н. э. товарного производства и товарного обращения представляется совершенно несомненным. Как и всюду, они были органически связаны в Древней Греции с таки ...

      28. Орфей
      Орфей, сын фракийского царя Загра и музы Каллиопы, был самым известным из когда-либо живших поэтов и музыкантов. Аполлон подарил ему лиру, а музы научили его играть на ней, да так, что он не только ...