148. Сбор аргонавтов - Плавание аргонавтов - Мифы Древней Греции Р. Грейвс - Литература

После смерти эолийского царя Кретея Пелий, сын Посейдона, будучи уже стариком; захватил трон в Иолке у своего сводного брата и законного наследника Эсона. Поскольку оракул в то время предупредил, что Пелий погибнет от руки потомка Эола, он перебил всех мало-мальски известных эолийцев, которые попали к нему в руки, кроме Эсона, которого он пощадил ради матери Тиро, не перестав при этом держать его пленником при дворце и силой заставляя отказаться от наследства.

b. К тому времени Эсон был женат на Полимеле, известной также под именем Амфиномы, Перимеды, Алкимеды, Полимеды, Полифемы, Скарфы или Арны, и она родила ему сына по имени Диомед. Пелий безжалостно уничтожил бы ребенка, если бы Полимела не собрала своих родственниц, чтобы оплакать его как мертворожденного, а потом тайком не отнесла его на гору Пелион, где кентавр Хирон вырастил мальчика, как до этого или после этого он вырастил Асклепия, Ахилла и других знаменитых героев.

c. Второй полученный Пелием оракул предупреждал, чтобы тот боялся человека, обутого на одну ногу, и, когда однажды на морском берегу к нему присоединилась толпа его царственных союзников, чтобы принести жертву Посейдону, его взгляд упал на длинноволосого юношу из Магнесии, одетого в облегающую тунику и пеструю шкуру пантеры. Тот был вооружен двумя копьями с широкими наконечниками и обут лишь в одну сандалию.

d. Вторую сандалию он потерял в грязи реки Анавр, которую некоторые неправильно называют Эвен или Энипей. И все это из-за старухи, которая стояла на противоположном берегу и умоляла прохожих перенести ее через поток. Никто не сжалился над ней, кроме этого молодого незнакомца, который вежливо подставил ей свою широкую спину. Однако он зашатался под ее весом, потому что это была не кто иная, как сама богиня Гера, изменившая свой облик. Пелий обидел Геру тем, что отказал ей в традиционной жертве, и богине захотелось наказать его за небрежение.

e. Поэтому, когда Пелий грубо спросил незнакомца: «Кто ты и как зовут твоего отца?» — тот ответил, что Хирон, его приемный отец, называет его Ясоном, хотя прежде его знали как Диомеда, сына Эсона.

Пелий злобно глянул на него. «Что бы ты сделал,— неожиданно спросил он, — если бы в оракуле было сказано, что одному из твоих сограждан суждено тебя убить?»

«Я отправил бы его добывать золотое руно в Колхиду»,  — ответил Ясон, не зная, что эти слова вложила ему в уста Гера. «А с кем, скажи, пожалуйста, я имею честь говорить?»

f. Когда Пелий открылся, Ясон не растерялся, а смело потребовал от него вернуть незаконно захваченный трон. При этом Ясон обещал оставить Пелию все богатства, отнятые вместе с ним. Поскольку требования Ясона решительно поддержали его дядя Фер, царь города Феры, и Амифаон, царь Пилоса, которые пришли, чтобы принять участие в жертвоприношениях, Пелий побоялся отказать Ясону в законном требовании. «Хорошо! — ответил он. — Но вначале я хочу, чтобы ты избавил нашу любимую страну от проклятья!»

g. Ясон услышал, что Пелия преследует тень Фрикса, бежавшего поколение назад из Орхомена верхом на божественном баране, чтобы избежать принесения в жертву. Он нашел приют в Колхиде, где после смерти ему было отказано в должном погребальном обряде; поэтому, предупредил Дельфийский оракул, страна Иолка, где поселилось много минийских родственников Ясона, не будет знать процветания до тех пор, пока тень Фрикса не доставят на корабле на родину вместе с золотым руном. Золотое руно в то время находилось в священной роще колхидского Ареса, день и ночь охраняемое никогда не дремлющим драконом. Как только этот благочестивый подвиг будет совершен, объявил Пелий, он тут же откажется от трона, поскольку в его возрасте трудно справляться с царскими обязанностями.

h. Ясон не мог отказать Пелию и отправил глашатаев во все царские дворы Греции в поисках добровольцев, готовых отправиться с ним. Он также уговорил феспийца Арга построить пятидесятивесельный корабль, который и стали сооружать в гавани Пагасы из выдержанного дерева, срубленного на горе Пелион. Когда корабль был готов, Афина сама вделала в корму «Арго» кусок священного дуба из рощи оракула Зевса в Додоне.

i. В различные времена составлялись разные списки аргонавтов — как стали называть спутников Ясона, — но самые достоверные источники приводят вот какой список имен:

Авгий, сын царя Форбанта из Элиды;

Адмет, сын царя из города Феры;

Акаст, сын царя Пелия;

Актор, сын фокидца Диона;

Амфиарай, прорицатель из Аргоса;

Анкей Большой из Тегеи, сын Посейдона;

Анкей Малый, лелег с острова Самос;

Арг, феспиец, строитель «Арго»;

Аскалаф из Орхомена, сын Ареса;

Астерий, сын Комета, из земли Пелопа;

Аталанта из Калидона, дева-охотница;

Бут из Афин, бортник;

Геракл Тиринфский, самый сильный из когда-либо живших на земле людей, ныне бог;

Гилас, дриоп, оруженосец Геракла;

Зет, крылатый сын Борея;

Идас, сын Афарея из Мессены;

Идмон, аргивянин, сын Аполлона;

Ификл, сын Фестия Этолийца;

Ифит, брат царя Эврисфея из Микен;

Калаид, брат Зета; сын Борея;

Канф, эвбеец;

Кастор, спартанский борец, один из Диоскуров;

Кеней, лапиф, который побывал женщиной;

Кефей, сын Алея аркадского;

Крон, лапиф из Гиртона, что в Фессалии;

Лаэрт, сын аргивянина Акрисия;

Линкей, впередсмотрящий, брат Идаса;

Меламп из Пилоса, сын Посейдона;

Мелеагр из Калидона;

Мопс, лапиф;

Навилий, аргивянин, сын Посейдона, известный мореплаватель;

Оилей из Локриды, отец Аякса;

Орфей, фракийский поэт;

Палемон, сын Гефеста, этолиец;

Пелей, мирмидонянин;

Пенелей, сын Гиппалкима, беотиец;

Периклимен из Пилоса, обладающий даром преображения, сын Посейдона;

Пеант, сын магнесийца Тавмака;

Полидевк, спартанский кулачный боец, один из Диоскуров;

Полифем, сын Элата аркадца;

Стафил, брат Фана;

Тифис, кормчий, из беотийских Сиф;

Фалер, афинский лучник;

Фан, критянин, сын Диониса;

Эвриал, сын Мекистея, один из эпигонов;

Эвридамант, долоп, с озера Ксиниада;

Эвфем из Тенара, пловец;

Эргин из Милета;

Эхион, сын Гермеса, глашатай;

Ясон, предводитель аргонавтов.

Никогда раньше или позже на одном корабле не собиралась такая достойная компания.

j. Аргонавтов часто называют «миниями» потому, что они вернули на родину тень Фрикса, внука Миния, и руно его барана, а также потому, что многие из них, включая самого Ясона, имели в своих жилах кровь дочерей Миния. Этот Миний, сын Хриса, переселился из Фессалии в беотийский Орхомен, где основал царство и стал первым царем, построившим сокровищницу.

Схолии к «Одиссее» Гомера XII.70; Диодор Сицилийский IV.50.1; Аполлоний Родосский I.232; Аполлодор I.9.16; Схолии к Аполлонию Родосскому I.45; Цец. Схолии к Ликофрону 872.

Пиндар. Пифийские оды V.103 и сл. и Немейские оды III.61 и сл.; Гомер. Илиада XVI.143.

Аполлоний Родосский I.7; Аполлодор. Цит. соч.; Пиндар. Цит. соч. IV.128 и сл.

Аполлоний Родосский I.8—17; Аполлодор. Цит соч.; Пиндар. Цит. соч;. Гигин. Мифы 13; Валерий Флакк I.84.

Аполлодор. Цит. соч.; Пиндар. Цит соч.; Диодор Сицилийский IV.40; Схолии к «Одиссее» Гомера XII.70; Гесиод. Теогония 992 и сл.

Пиндар. Цит. соч.; Валерий Флакк I.39; Аполлодор. Цит. соч.

Аполлодор. Цит. соч.; Пиндар. Цит. соч.; Гигин. Цит. соч. 12 и 14—23; Аполлоний Родосский I.20; Диодор Сицилийский IV.40—49; Цец. Цит. соч. 175; Овидий. Метаморфозы VII.1 и сл; Валерий Флакк. Аргонавтика I, всюду.

Аполлоний Родосский I.229; Павсаний ІХ.36.3.

1. Во времена Гомера цикл песен о плавании «Арго» в страну Ээта был у всех на устах («Одиссея» XII. 40 и сл.). Гомер помещает Планкты (блуждающие скалы), где «Арго» побывал еще задолго до Одиссея, около острова сирен, недалеко от скал Скиллы и Харибды. Все эти невзгоды более подробно описаны в рассказе о возвращении «Арго» из Колхиды.

2. Согласно Гесиоду («Теогония» 992 и сл.), Ясон, сын Эсона, совершив множество опасных дел, порученных ему Пелием, женился на дочери Ээта Медее, которая пришла с ним в Иолк и стала его «цветущей супругой», родив от него сына Меда, которого учил Хирон. Похоже, что Гесиод имел неверные сведения: в героическую эпоху царские дочери не приходили в дом к мужу, а приводили его самого в свой дом (см. 137.4 и 160.3). Так, Ясон либо женился на дочери Ээта и обосновался при его дворе, либо женился на дочери Пелия и осел в Иолке. Эвмел (VIII в. до н.э.) пишет, что Коринф умер, не оставив наследника, и Медея не без успеха предъявила свои права на пустующий трон в Коринфе, будучи дочерью Ээта, не удовлетворившегося наследством и уехавшего в Колхиду. С того момента Ясон, как муж Медеи, становится царем.

3. Ни Колхида, ни ее столица Эя не упоминаются в этих древних источниках, называющих Ээта сыном Гелиоса и братом ээйской Кирки. Нельзя также предполагать, что история, известная Гомеру, имела много общего с той, которую передают Аполлодор и Аполлоний Родосский. Путь «Арго» из дому, не говоря уже о возвращении, не был окончательно определен даже во времена Геродота, поскольку Пиндар в «Пифийской оде» IV (462 г. до н.э.) дает вариант, во многом отличающийся от варианта Геродота (IV.179).

4. Миф о Пелии и Диомеде, как поначалу звали Ясона, вероятно, рассказывал о царском ребенке, брошенном на горе и воспитанном табунщиками, которого царь соседнего города подвергает на первый взгляд неисполнимым испытаниям, причем такой царь мог и не быть узурпатором. Среди испытаний требовалось, скорее всего, запрячь огнедышащего быка, заполучить сокровища, охраняемые морским чудовищем. В пользу последнего говорит тот факт, что полумертвый Ясон изображался на этрусских произведениях искусства в утробе морского чудовища. В награду за все исполненное он должен был получить наследницу царского трона. Аналогичные мифы во множестве присутствуют в кельтской мифологии. Вспомним подвиги, которые должен был совершить Килхвух, герой «Мабиногион», когда захотел жениться на волшебнице Ольвен. Очевидно, это все свидетельства ритуальной проверки царской храбрости перед коронацией.

5. Именно на основе «Повести о Килхвухе и Ольвен» и похожей на нее «Повести о Передуре — сыне Эвравка», также входящей в «Мабиногион», можно сделать самые реальные предположения о характере испытаний, которые должен был пройти Диомед. Влюбившемуся в Ольвен Килхвуху ее отец поручил запрячь желтого с пятнами быка, очистить от зарослей холм, засеять его и собрать урожай, причем все это нужно было успеть сделать за один день (см. 127.1 и 152.3). Кроме того, ему нужно было добыть рог изобилия и волшебный ирландский котел.

6. Ирландский котел, добытый Килхвухом, вероятно, был котлом, упомянутым в «Повести о Передуре», т.е. котел возрождения, наподобие того, которым впоследствии пользовалась Медея. В Ирландии котел достает со дна озера гигант. От Диомеда, вероятно, тоже могли потребовать добыть подобный котел для Пелия. Местом действия, где Диомед совершил бы свои подвиги, должна была стать не указанная ни на одной из карт страна, лежащая там, «где восходит солнце». В легенде об аргонавтах рог изобилия не упоминается, но Медея по непонятной причине омолаживает нимфу Макриду и ее сестер, бывших нянек Диониса, когда встречает их на Дрепане или Коркире. Поскольку между Дионисом и младенцем Зевсом много общего, а его кормилица коза Амалфея и была первоначальной владелицей рога изобилия (см. 7.b), то Медея могла помочь Диомеду добыть другой рог изобилия у нимф, оказав им свои услуги. Подвиги Геракла, как и подвиги Тесея и Ориона, лучше всего понимаются как брачные испытания и включают в себя «отламывание рогов у обоих быков», т.е. критского и этолийского (см. 134.6).

7. Этот миф о брачных испытаниях, в каком-то из вариантов существовавший в Иолке со злодеем Пелием и в Коринфе со злодеем Коринфом, очевидно, оказался связанным с полуисторической легендой о морском походе миниев, который начался в Иолке с помощью орхоменцев. Орхомен принадлежал к древней Амфиктионии или лиге Калаврии (Страбон VIII.6.14), во главе которой стоял эолийский бог Посейдон. В лигу входило шесть прибрежных государств Арголиды и Аттики. Орхомен — единственный из семи городов — располагался вдали от моря и занимал стратегически важное положение между Коринфским и Фессалийским заливами. Население в нем, как и население Беотии в эпоху Гесиода, зимой могло заниматься земледелием, а летом плавать по морю.

8. Предполагаемой целью похода аргонавтов была добыча священного руна, которое увез в «страну Ээта» царь Фрикс, внук Миния, после того, как его чуть не принесли в жертву на горе Лафистий (см. 7.d). Кроме того, участники похода должны были препроводить тень Фрикса назад в Орхомен. Предводителем в плавании должен был быть тоже миний, каковым Ясон, сын Эсона, не являлся. Скорее всего им мог быть Китиссор (Геродот VII.197), сын Фрикса, которому Аполлоний Родосский отводит центральное место в повествовании (см. 151.f и 152.b) и который в Орхомене получил прозвище Ясон («врачеватель») за то, что прекратил засуху и чуму, разразившиеся после побега Фрикса. Тем не менее Диомед оставался минием по материнской линии, а в Орхомене, как и в пеласгийском Иолке, вероятнее всего, практиковалась матрилинейность.

9. В минийской легенде земля Ээта не могла располагаться на дальнем побережье Понта Эвксинского; наиболее древние свидетельства говорят о том, что она была на севере Адриатики. Считалось, что аргонавты плыли по реке По, около устья которой, на другой стороне залива, лежал остров Кирки Ээя, называющейся теперь Луссин. Потом аргонавты были схвачены колхами Ээта у истока реки Истр, а не Дуная. Как полагал Диодор Сицилийский, это была небольшая речка Истр, которая дала название Истрии. Далее, Медея убивает своего брата Апсирта, который похоронен на соседних островах Апсиртидах. Когда Медея и Ясон бегут к Алкиною, царю Дрепаны (Коркира), — всего в нескольких днях плавания на юг, — колхи, обманутые опасностью возмездия и боявшиеся вернуться с пустыми руками и навлечь на себя гнев Ээта, построили город Пола на побережье материковой Истрии. Более того, острова сирен, утесы Симплегады, Скилла и Харибда — все они расположены недалеко от Сицилии, мимо которой прошел «Арго», отнесенный сильным северо-восточным ветром.

«Колхидой» могла по ошибке оказаться Коликария в низовьях реки По, неподалеку от Мантуи, которая, очевидно, была городом, стоявшим на Янтарном пути. Ведь не случайно в рассказе появляются дочери Гелиоса, льющие янтарные слезы, как только «Арго» входит в реку По (см. 42.d). Янтарь был камнем, посвященным солнцу, и Электра («янтарь») — остров, к которому пристал «Арго», вряд ли был Самофракией, как считают некоторые ученые. Более вероятно, что это была «земля Ээта», т.е. торговый пункт в самом конце Янтарного пути, принадлежавший, скажем, коринфянам, поскольку Ээт заимствовал культ солнца в Коринфе, или пеласгам — ведь, согласно Дионисию Периегету («Описание Земли» I.18), колония пеласгов-выходцев из Додоны, некогда имела мощный флот, стоявший где-то в устье По.

10. К не имеющему географической основы мифу о Диомеде, который слился с легендой о плавании миниев в страну Ээта, был добавлен еще и третий элемент: легенда о древнем пиратском набеге на южное побережье Понта Эвксинского, совершенном по велению другого царя миниев. Пятая Троя, контролируя проход по Геллеспонту, обладала монополией на понтийскую торговлю, для которой подобный пиратский набег представлял угрозу (см. 137.1). Получается, что предполагаемой целью адриатического плавания миниев было не золотое, а, как указывает Симонид (цит. по: Схолии к Аполлонию Родосскому IV.177), пурпурное руно. По другому варианту это было черное руно, которое носил царь, совершая обряд вызывания дождя наподобие того, который до сих пор совершается в праздник весны на вершине горы Пелион: старика в черной овечьей маске убивают, а затем возвращают к жизни остальные участники церемонии, одетые в белые овечьи шкуры («Анналы Британской школы в Афинах» XVI. 244—249, 1909—1916). Согласно Дикеарху (ІІ.8), в классическую эпоху этот обряд совершался под предводительством Зевса Актея, или Акрея («вершинный»). Первоначально человеком в черной овечьей маске был царь, олицетворявший Зевса и становившийся жертвой в конце своего правления. Появление одинаковой традиции на горе Пелион и на горе Лафистий могло бы объяснить слияние двух иолкских преданий — а именно мифа о Диомеде и легенды о понтийском набеге — с преданием, повествующим о плавании миниев, решивших поправить неправое дело Фрикса.

11. Однако минии вряд ли собирались вернуть утерянное руно с горы Лафистий, которое легко можно было бы заменить. Более вероятно, что они отправились на поиски янтаря, с помощью которого собирались умилостивить обиженную горную богиню. Нужно помнить, что минии удерживали «песчаный Пилос» на западном побережье Пелопоннеса. Этот город Нелей захватил у лелегов с помощью иолкских пеласгов (см. 94.c). Кроме того, согласно Аристотелю («О чудесах» 81), жители Пилоса привозили янтарь из устья реки По. На месте этого Пилоса (теперь деревня Каковатос) недавно археологи обнаружили большое количество янтаря.

12. В восточном варианте плавания руно превращается в «золотое» потому, что нужно было включить рассказ о том, как Диомед добыл сокровища у морского чудовища, и, как утверждает Страбон, потому, что появившиеся в Понте Эвксинском аргонавты устремились на поиски аллювиального золота в колхидской реке Фасис (теперь Риони), которое местные жители моют, используя расстилаемые на дне реки овечьи шкуры. Две различные традиции переплелись не только потому, что Коликария стала Колхидой, Эя — Эей («землей»), а руно с горы Лафистий — черным пелионским. Дело в том, что утренний дворец Гелиоса, отца Ээта, располагался в Колхиде (см. 42.а), самой дальней из известных Гомеру стран на Востоке, и греки знали о ясониках — святилищах Геракла Целителя, построенных на восточном берегу Понта Эвксинского эолийцами, ведущими там торговлю. Некоторые авторы утверждают, что понтийское плавание возглавлял именно Геракл. Более того, поскольку Гомер упоминает Ясона только лишь как отца Эвнея, снабжавшего греков вином во время осады Трои (см. 162.і), и поскольку Лемнос расположен к востоку от Фессалии, то и считалось, что «Арго» тоже плыл на восток. Так Планкты, или блуждающие скалы, помещенные Гомером в сицилийских водах, превратились в Босфор.

13. Каждый город должен был иметь своего представителя среди аргонавтов, чтобы обосновывать свое право на торговлю в Понте Эвксинском, а бродячие поэты не прочь были вставить одно-два имя в этот балладный цикл. Поэтому существует несколько основных списков аргонавтов, никак не совпадающих друг с другом, правда, все они основаны на том соображении, что корабль имел пятьдесят весел, что в микенскую эпоху было вполне возможно. Только один Цец приводит сотню имен. Тем не менее даже самые большие скептики не сомневаются, что легенда имеет под собой определенную историческую основу или что путешествие состоялось до Троянской войны, где-нибудь в XIII в. до н.э.

14. Одна сандалия, в которой появился Ясон, говорит о том, что он был воином. Этолийские воины были известны тем, что в походе обували только левую ногу (Макробий V.18—21; Схолии к «Пифийским одам» Пиндара IV.133). Этот же способ во время Пелопоннесской войны применяли платейцы — так легче было идти по грязи (Фукидид III. 22). Остается только гадать, почему нога со стороны щита была обутой, а со стороны оружия — голой. Быть может, потому, что во время рукопашной левая нога была выдвинута вперед и могла быть использована для удара противника в пах. Тем не менее левая нога считалась «плохой», и с нее никогда не вступали на крыльцо дружеского дома. Кроме того, в современной Европе сохранился обычай, согласно которому солдаты всегда начинают маршировать с левой ноги.

15. Ссора Геры с Пелием из-за его отказа приносить ей жертвы предполагает определенную напряженность отношений между поклонявшейся Посейдону ахейской династией в Иолке и ее эоло-магнесийскими подданными, поклонявшимися Гере.

      Смотрите также

      Филократов мир
      Еще в начале олинфской кампании Филиппа Афины постигла большая неудача: они потеряли расположенный по соседству остров Евбею, состоявший ранее в союзе с ними. В городах Евбеи происходила борьба: ч ...

      Сатиры и силены
      Древнегреческие леса и горы, кроме нимф, наполняли также многочисленные демоны плодородия — сатиры и силены, настолько близкие по своему облику низшие лесные божества, что сами греки часто путали ...

      Социальная и экономическая политика Писистрата
      Писистрат не ставил своей целью проведение новых социальных реформ или отмену установленного Солоном порядка. Преследуя цель упрочить свою единоличную власть, он различными мероприятиями стремился ...