Схватка богов и титанов - Космос. Земля. Человечество - Мифы и легенды Древней Греции - Мифы

Дай разделить певцу твой быстротечный бег! То Прометеев вопль или брань воздушных станов? Где я! Вкруг туч пожар — мрак бездн — и крыльев снег, И мышцы гордые напрягших мощь титанов...

Вячеслав Иванов

Успели уже у богов родиться и возмужать сыновья и созреть дочери, когда пришло, наконец, время решающей схватки. Равны были ярость и сила идущих друг на друга богов и титанов, и не было видно конца их сражению, пока не стало Зевсу известно, что, лишь освободив из заточения скрытых в недрах земли Сторуких, одержат боги победу.

Гея поднимается из пропасти, чтобы спасти гиганта Полибота, своего сына от Урана,

Гея поднимается из пропасти, чтобы спасти гиганта Полибота, своего сына от Урана, от гнева Посейдона (роспись на сосуде)

Присоединились к богам также киклопы и кое-кто из титанов. С новой силой разгорелась жестокая битва, когда ринулись в бой Сторукие. Опьяненные полученной свободой, они вырывали из тела Земли скалы и с силой обрушивали их на головы титанов. Зевс же без устали метал огненные молнии, которые едва успевали выковывать и подносить ему киклопы.

Застонала Земля, обжигаемая пламенем горящих лесов. Ничем не могла она помочь своим сыновьям. И побежденные титаны были низринуты в такую глубь Матери-Земли, что наковальня, если бы кто бросил ее вниз, лететь должна была бы девять дней и ночей. Там, в сумрачном тартаре, за охраняемой Сторукими медной дверью, навсегда должны были остаться бессмертные титаны, за исключением тех немногих, кто в начале сражения откликнулся на призыв Зевса и перешел на сторону богов, занявших многовершинный Олимп. Среди них — и сын Иапета Прометей, и старший из титанов Океан: хотя и не смог он поднять своего текучего тела на снежную вершину Олимпа, зато убедил это сделать суровую Стикс, старшую из океанид, и она первой явилась на Олимп вместе со своими детьми Никой (Победой), Силой и Мощью, чтобы вместе с олимпийцами обрушиться на титанов. Зевс не забыл этой услуги — он навсегда оставил при себе ее детей, а самой Стикс оказал небывалую честь — предназначил ей быть нерушимой клятвой бессмертных. С тех пор и клянутся ее водами подвластные Зевсу небожители, когда хотят скрепить договор самой верной из клятв.

Завершилось время Крона.

      Смотрите также

      Раздробленность Греции
      В «Илиаде» и в «Одиссее», если, конечно, иметь в виду не микенские реминесценции, но основное их содержание, Греция выступает в еще более раздробленном и разобщенном состоянии, чем в более позднюю ...

      Кифаред Фамира
      Я умолить сумею. Спросишь чем? Кошачьей лаской, цепкостью змеиной И трепетом голубки, а возьму У вышних счастье сына... Но сначала Пусть будет ночь, и день за ней, И ночь опять со мною... О, не ме ...

      115. Умиротворение эриний
      В благодарность за оправдание Орест поставил алтарь в честь воительницы Афины, но эринии пригрозили, что, если решение суда не будет пересмотрено, они сделают так, что капля крови из их сердец падет ...