Елена и Менелай - Лаконика - Герои и героика - Мифы и легенды Древней Греции - Мифы

По-разному сложились судьбы сестер — Елены и Клитемнестры. Елену, возвращенную в Спарту Диоскурами, сватали Менелай, оба Аякса, Патрокл и другие величайшие герои.

Совсем потерял голову Тиндарей от великого множества женихов, число которых возрастало с каждым днем. Закрылся он в мегароне и приказал рабам никого не впускать. «Как выбрать одного из ста? — лихорадочно думал царь. — А изберешь, так на тебя ополчится вся Эллада, ведь у каждого жениха отцы и дядья».

И когда он решил вовсе не выдавать Елену, в мегарон заглянул юноша лет двадцати.

— Жених? — строго спросил Тиндарей.

— Жених, но не тот, — ответил юноша, улыбаясь кончиками губ.

—Как не тот? — удивился старик.

—Я сватаюсь не к твоим дочерям, а к дочери твоего брата.

— К Пенелопе, — облегченно выдохнул Тиндарей. — Тогда ты ошибся дверью. Покои моего брата рядом.

— Я знаю. Но мне хочется дать совет тебе.

—Мне? — удивился царь. — Но кто ты такой, чтобы давать советы?

—Я — Одиссей, наследник царя Итаки. Старик поскреб пальцами затылок.

—Итака... Что-то не припомню такого царства.

—Итака — это остров.

—Я и острова такого не знаю. Слышал о Крите, Кипре, Родосе, Лемносе, Кефаллении...

—Вот рядом с Кефалленией и находится наша Итака, где правит мой отец Лаэрт, правнук бога Гермеса.

Слова эти не произвели на старца никакого впечатления. Ведь едва ли не каждый из женихов, сватавшихся к Елене, заявлял себя внуком, правнуком или племянником кого-нибудь из богов.

— По материнской линии, — продолжал Одиссей, — я внук Автолика. При этих словах Тиндарей явно оживился.

— Выкладывай твой совет! — произнес он.

— Я тебе советую, царь, — начал юноша, — предоставить выбор мужа самой Елене. Ей видней. Но перед тем как она назовет своего избранника, пусть все женихи поклянутся водами Стикса, что примут ее выбор и будут защищать Елену и ее супруга.

— Союз женихов! — радостно воскликнул Тиндарей. — До такого еще никто не додумался! Не обижайся, Одиссей, но со мной согласится каждый встречный, что не было во всей Элладе человека более хитрого и вороватого, чем твой дед. Такой совет мог дать только потомок Автолика. Что же мы стоим? Пойдем к моему брату. Я хочу его убедить, чтобы он не колеблясь отдавал свою любимицу на этот остров, как его...

— Итаку, — подсказал Одиссей.

—Да! Да! Итаку! — продолжал старый хитрец. — Ибо, имея мужа с такой головой, как у тебя, не пропадешь и на острове, на котором из конца в конец три часа ходу.

—Если идти поперек, — поправил Одиссей, — а если вдоль — семь часов.

Следуя совету Одиссея, Тиндарей взял с женихов клятву, что они согласятся с выбором Елены и будут поддерживать ее избранника. Елена назвала имя Менелая. Другую же свою дочь, Клитемнестру, Тиндарей отдал в жены брату Менелая Агамемнону, который вернул себе власть в Аргосе.

Остальные женихи разошлись по домам. После того как братья Елены Диоскуры были взяты богами на небо, Тиндарей передал власть над Спартой Менелаю. Супруги жили счастливо. У них родилась дочь Гермиона.

Тем временем троянский царевич Парис, получив от Афродиты не только совет похитить Елену, но и корабль для осуществления коварного замысла, высадился в устье Эврота и оттуда прибыл вместе со своими слугами в Спарту. Его привлекательная внешность, украшенные золотом восточные одежды и пышная свита привлекли к себе внимание. Парис был принят в царском дворце и проводил в дружеских беседах много времени с Менелаем. Отправляясь по делам на остров Крит, Менелай поручил юного царевича заботам супруги.

Воспользовавшись отсутствием Менелая, Парис убедил Елену покинуть «жалкую деревню», как он называл Спарту, и перебраться вместе с ним в великий город, достойный ее красоты. Афродита вложила в речь царевича такую мощь, что Елена не смогла воспротивиться его воле. От пагубного решения не удержала ее даже малолетняя дочь, которую пришлось оставить в Спарте. Уходя на корабль, Парис прихватил и имущество Менелая, издевательски назвав его «приданым».

Сразу же после отплытия беглецов вестница богов Ирида понеслась на своих разноцветных крыльях на Крит, чтобы сообщить Менелаю о случившемся. Бросив все, он вернулся в Спарту к опустевшему дому и осиротевшей при живой матери малютке Гермионе. В ярости он проклинал слуг, не сумевших удержать госпожу хотя бы силой, а на следующий день отправил вестников ко всем бывшим своим соперникам, давшим, как и он, клятву оберегать святость брака. Они собрались в Спарте, чтобы выработать общий план действий.

      Смотрите также

      38. Девкалионов потоп
      Девкалионов потоп, названный так в отличие от огигийского и других потопов, произошел потому, что Зевс разгневался на нечестивость сыновей Ликаона, который был сыном Пеласга. Сам Ликаон был первым, ...

      Сын золотого дождя
      Взвился крылатый конь, стремит полет свой рьяный, Клубит горячий пар из яростных ноздрей, Неся любовников все выше, все быстрей Сквозь голубую ночь и сквозь эфир звездяный. И ветр порывистый вздув ...

      65. Пигмалион и Галатея
      Пигмалион, сын Бела, влюбился в Афродиту, и поскольку она никогда бы не разделила с ним ложе, он создал ее статую из слоновой кости, положил ее с собой в постель и стал молить богиню, чтобы она сжал ...