Древняя Аттика - Аттика в VII—VI вв. до н. э. - История Древней Греции - История

Древнейший период в исторической жизни Аттики, ставшей в дальнейшем основной территорией одного из самых сильных и цветущих государств — Греции, нашел лишь слабое отражение в источниках. Археологические исследования самих Афин и окружающей их области обнаружили следы древнего быта, восходящие к неолитической эпохе. Древнейшее из до сих пор обнаруженных здесь погребений датируется III тысячелетием до н. э. Найденные в этом погребении около скорченного костяка сосуды из серой глины ручной работы еще очень примитивны.

При раскопках на афинском акрополе были обнаружены памятники несравненно более высокой культуры в виде остатков дворца микенского типа, а в ряде других мест (Ахарны, Эрхия, Керамик и др.) — погребения этого же времени с большим числом разнообразных предметов, главным образом керамических изделий, в том числе и не местного происхождения. Все эти памятники, датируемые уже концом бронзового века, дают основание думать, что на территории Аттики существовал один из очагов микенской культуры, современный другим ее центрам.

Последующий, послемикенский период характеризуется в Аттике появлением керамики так называемых протогеометрического и геометрического стилей. Некоторые из керамических находок этого времени, как, например, знаменитые, стяжавшие себе широкую известность, дипилонские вазы, дошли до нашего времени в прекрасной сохранности. Обильные находки протогеометрической и геометрической керамики дали и раскопки на северном и северо-западном склонах Ареопага. Обращает на себя внимание, что в культурных напластованиях, характеризуемых этого рода керамическими находками, почти не встречаются привозные вещи. Это показывает, что типичное для всей Греции послемикенского периода ослабление связей с другими странами характеризует и Аттику.

Для характеристики железного века в Аттике интересно раскрытое в 1949 г. на территории Афин погребение, видимо ремесленника, в котором было обнаружено около десяти предметов, сделанных из железа, и точильный камень.

В античной литературной традиции об Аттике древнейшей поры сохранились лишь отрывочные сведения. Фукидид, Геродот и в одном из своих диалогов Платон подчеркивают, что жители Аттики были не пришельцами, а автохтонами — аттическая земля была для них не мачехой, а родной матерью. Эта область вследствие скудости почвы не привлекла завоевателей, утверждает Фукидид, дорийское вторжение ее не затронуло. В дальнейшем же, когда расцвела афинская государственность, в Аттику стали стекаться выходцы из других мест, умножая ее население и способствуя своим трудом росту ее благосостояния.

В представлениях последующих афинских поколений древнейшие социальные установления,

В представлениях последующих афинских поколений древнейшие социальные установления, сохранившиеся в виде пережитков и в более позднее и значительно лучше нам известное время, явились результатом деятельности ряда легендарных царей. Так, например, мифический царь Ион разделил, по преданию, все население Аттики на четыре родовые филы, каждая из которых делилась на три фратрии, в свою очередь подразделявшиеся на 30 родов, в роде же было по 30 семей, так что всего в древней Аттике было 10 800 семей.

Свидетельством прежней разобщенности населения могут служить развалины многочисленных укреплений, некогда окружавших постоянно враждовавшие друг с другом родовые поселки. Следы такого рода укреплений до сих пор обнаруживаются при раскопках, производимых в различных пунктах Аттики.

Таким образом, здесь мы встречаемся с типичной для эпохи родового строя социальной структурой, закономерно порожденной всей совокупностью исторических условий того времени. Для древней Аттики характерна и другая типичная для эпохи господства родовых отношений черта — родоплеменная раздробленность. По афинским преданиям, на территории Аттики в древнейшие времена находилось 12 отдельных, обособленных и не зависимых друг от друга родовых общин. Конец этой раздробленности, по преданию, также был положен мифическим афинским царем Тесеем, который объединил население всей этой области вокруг Афин и учредил один общий для всех совет и один пританей. «С той поры и поныне, — пишет Фукидид (II, 15), — афиняне совершают в честь богини [Афины] всенародное празднество синойкии [объединения]». В исторической действительности процесс объединения Аттики, по-видимому, занял не меньше двух-трех столетий. Можно думать, что в течение IX—VIII вв. до н. э. к Афинам в результате напряженной борьбы присоединилась Паралия — прибрежная часть Аттики. После этого местный культ бога Посейдона был перенесен в афинский акрополь. Вслед за тем была присоединена Диакрия — горный район на севере страны. Отсюда в Афины был перенесен культ Тесея. Дольше всех сохраняла свою независимость юго-западная часть Аттики — область Элевсина с ее знаменитым храмом богини Деметры. Судя по дошедшему до нас гимну в честь Деметры, Элевсин в VII в. до н. э. все еще продолжал сохранять независимость и, отстаивая ее, вел ожесточенную борьбу с афинянами. Афинский синой-кизм явился, таким образом, длительным процессом, обусловленным существенными изменениями в строе прежних общественных отношений. Развитие производительных сил общества и связанных с ними производственных отношений породили потребность в объединениях более широкого характера, выходящих за пределы прежних родоплеменных организаций.

К VII в. до н. э. в Аттике возникают предпосылки для становления в ней классового строя и государства. Для его изучения мы располагаем уже несравненно более широким кругом источников. Первое место среди них, безусловно, занимает «Афинская полития» Аристотеля, долгое время считавшаяся навсегда утраченной и неожиданно вновь обретенная в виде рукописи на четырех листах папируса, найденной среди других папирусов, привезенных в 1890 г. в Британский музей из Египта.

«Афинская полития» Аристотеля — единственное дошедшее до нашего времени сочинение, дающее цельную картину политической истории Афин начиная с VII в. до н. э. Аристотеля существенно дополняют свидетельства об отдельных событиях афинской истории раннего времени Геродота, Фукидида, Диодора Сицилийского, Плутарха и других античных авторов, а также некоторые, правда, немногочисленные, надписи, монеты и археологический материал.

На основании всех этих данных можно заключить, что афинская община начала рассматриваемого периода была в основном земледельческой. Ремесла и торговля были развиты относительно слабо. Тем не менее социально-имущественное расслоение достигло значительной глубины. Могущественная родовая аристократия — эвпатриды («происходящие от благородных отцов») сосредоточили в своих руках лучшие земли. Значительная часть остального населения оказалась в зависимости от них. «Бедные, — пишет Аристотель, — находились в порабощении не только сами, но также и дети их и жены. Назывались они пелатами и шестидольниками, потому что на таких арендных условиях обрабатывали поля богачей. Вся же вообще земля была в руках немногих. При этом, если эти бедняки не отдавали арендной платы, можно было увести в кабалу и их самих и их детей. Да и ссуды обеспечивались личной кабалой вплоть до времени Солона» («Афинская полития», 2, 2).

Иными словами, у афинян VII в. существовало суровое долговое право, хорошо знакомое древности, в силу которого должник отвечал перед кредитором не только своим имуществом, но и личной свободой, и свободой членов своей семьи; несостоятельные должники превращались в рабов своих заимодавцев. Потребность крупных, по аттическим масштабам, землевладельцев-аристократов в рабочей силе, таким образом, удовлетворялась преимущественно за счет труда зависимых от них бедняков и труда рабов, рекрутировавшихся благодаря долговой кабале из среды ранее свободных членов той же общины. Это подтачивало силы общины.

Территориально-земельные владения афинской аристократии были сосредоточены главным образом в пределах так называемого Педиона — в буквальном переводе «равнины», прилегавшей с севера и северозапада к самому городу Афинам и являвшейся наиболее плодородной частью этой области.

Промежуточный между родовой аристократией и зависимыми от нее бедняками и рабами слой населения был представлен в Аттике двумя группами: геоморами — крестьянами-земледельцами, сохранившими свои участки главным образом на территории каменистой и малоплодородной Диакрии, получить урожай на которой можно было только ценой непомерно больших трудовых затрат; и демиургами-ремесленниками, частично уже утратившими связь с землей. Деление на эвпатридов, геоморов и демиургов, явившееся закономерным результатом социально-имущественного расслоения, афинскими преданиями также приписывалось деятельности мифического царя Тесея.

В дальнейшем, когда в Афинах получили развитие ремесло, товарное производство и морская торговля, население, в большей или меньшей мере утратившее связь с землей, — полностью в греческих полисах античной эпохи эта связь почти никогда не порывалась — сосредоточилось по преимуществу в самом городе Афинах, афинской гавани Пирее и частично в прибрежной полосе — Паралии. Эта группа населения по понятным причинам обладала некоторыми общими специфическими интересами.

Наряду с коренным населением Аттики постепенно образовалась и обособилась, как и в других греческих полисах, группа пришлого населения — так называемые метеки. Метеки не могли войти в состав афинских родовых фил и фратрий, принадлежность к которым продолжала определяться кровной связью с афинской общиной. Оказавшись, таким образом, за пределами родовой организации, метеки не получили политических и некоторых имущественных прав, какими пользовались коренные афиняне. Метеки, например, не могли иметь в собственности землю на территории Аттики, собственного дома в Афинах, выплачивали особый налог и т. д. В то же время они оставались лично свободными.

Древняя родовая организация в форме четырех фил, фратрий и родов в рассматриваемое время продолжала существовать, хотя связанная с ней политическая структура уже претерпела изменения.

В Афинах перестала существовать царская власть. Как уже отмечалось, афинские цари известны нам только по преданиям и не могут считаться реальными историческими деятелями. По преданию, последним афинским царем был царь Кодр, пожертвовавший жизнью для спасения отечества при нападении на Аттику дорян. В рассматриваемое время царская власть уступила свое место правлению девяти, ежегодно избиравшихся из среды только эвпатридов, должностных лиц — архонтов. Между ними теперь были распределены основные функции исполнительной, военной и судебной власти, ранее сосредоточенной в руках басилея. Возглавлялась коллегия архонтов архонтом-эпонимом — старшим архонтом, дававшим свое имя году. По именам архонтов-эпонимов афиняне вели свое летосчисление.

За архонтом-эпонимом следовали архонт-полемарх, ведавший военными делами и начальствовавший над ополчением афинян, и архонт, унаследовавший главным образом культовые обязанности царя и потому по традиции именовавшийся архонтом-басилеем. Остальные шесть архонтов были архонтамифесмофетами — хранителями древних законодательных обычаев, передававшихся устной традицией от поколения к поколению. Все перечисленные должностные лица располагали самостоятельной юрисдикцией и заседали в специальных зданиях: архонт-эпоним — в пританее, архонт-басилей — в так называемой буколее, полемарх и фесмофеты — также в особых зданиях.

После года пребывания в должности архонты передавали свои полномочия вновь избранным на их места магистратам, сами же механически становились пожизненными членами ареопага — так в Афинах именовался по названию холма бога Арея, где он обычно заседал, древний совет. Некогда он представлял собой совет старейшин. Теперь, пополняясь бывшими архонтами, которые, как уже указывалось, избирались лишь из среды эвпатридов, ареопаг стал одним из органов власти аристократов, притом самым влиятельным. В политической жизни афинской общины на протяжении всего раннего периода ее истории ареопаг пользовался исключительным значением. Он представлял верховную инстанцию для большинства дел, ему принадлежал решающий голос при избрании архонтов, авторитет его был непререкаем.

Таким образом, социально-политический строй древних Афин характеризовался господством родовой аристократии. Владея лучшими землями в Aттике, афинская аристократия сосредоточила в своих руках и политическую власть. Народное собрание утратило свое былое значение и не играло скольконибудь заметной роли в общественной жизни афинян.

Афинский народ — демос — вынужден был подчиняться власти аристократов до тех пор, пока не обрел в себе достаточных сил для того, чтобы начать с ними ожесточенную борьбу.

История Афин и Аттики VII и VI вв. до н. э. насыщена событиями этой борьбы. Стремясь сохранить и закрепить свое господство, аристократия отстаивала уже отживающий родовой строй, препятствующий дальнейшему развитию производительных сил афинской общины. Защищая свою свободу и права от посягательств аристократии, а затем перейдя в решительное против нее наступление, афинский демос был носителем новой и для той эпохи более передовой системы общественных отношений. Конечная победа демоса над аристократией поэтому знаменовала собой становление более прогрессивного строя — классового строя и государства как аппарата господства нового класса рабовладельцев.

Демос не был в социальном отношении однородным. Под термином «демос» следует иметь в виду все свободное коренное население Аттики, противопоставляемое родовой аристократии. Наряду с беднотой, зависимыми батраками и ремесленниками в его состав входили и относительно зажиточные крестьяне, сохранившие участки своей земли, и владельцы ремесленных мастерских, и купцы, и судовладельцы. По мере развития экономической жизни в Афинах все больше стало появляться состоятельных и богатых людей неаристократического происхождения. С другой стороны, процесс социально-имущественной дифференциации затронул не только демос, но и аристократию. Одни из аристократических родов беднели, представители других приобщались к торговле и морскому делу, тем самым проникаясь новыми интересами, уже не совпадающими с интересами землевладельческой аристократии Педиона.

Беднейшие слои свободного населения прежде всего стремились добиться передела земли, чтобы удовлетворить свой земельный голод, аннулирования тяготевших над ними долгов, отмены долговой кабалы. Более обеспеченные и богатые слои демоса, уже ощущавшие под ногами твердую экономическую почву, в первую очередь ставили перед собой задачу добиться политического преобладания и власти. Для этого требовалось лишить афинских эвпатридов их родовых привилегий в пользу тех, кто по рождению не принадлежал к числу благородных, но не уступал им в экономических возможностях и силе.

    Смотрите также

    Первые годы царствования Филиппа
    В одном из дошедших до нас отрывков «Истории Филиппа» Феопомпа последний говорит, что «никогда еще Европа не знала такого мужа, каким был Филипп, сын Аминты». Быть может, такая оценка Филиппа в ус ...

    Прощание с Гектором
    Первой увидела с высот Илиона колесницу Приама Кассандра и подняла на ноги весь город: — Спешите увидеть Гектора. Помните, как с ликованием вы у ворот встречали героя, встретьте теперь его тело. ...

    7. Свержение Крона
    Крон женился на своей сестре Рее, священным деревом которой считался дуб. Однако, по предсказанию матери-Земли и умирающего Урана, Крона должен был свергнуть один из сыновей. Поэтому он каждый год ...