В позднем варианте церемония занимала два дня: в первый – венчание! и пир молодежи, во второй – приб

В позднем варианте церемония занимала два дня: в первый – венчание! и пир молодежи, во второй – прибытие родителей невестки и пир старшего поколения. В этот второй день новобрачная вставала раньше всех и выметала сор в комнате, где проходило свадебное торжество, но мела его не из комнаты, а от двери к углу, под образ, «чтобы счастье не вымести из дома». Убирали сор только на второй день утром. Смотрите резка шпона тут.

Рано утром мать посылала своей дочери завтрак (манац ту фаи). В этот день шаферы отправлялись за приданым невестки. Ее мать, угостив прибывших, показывала на сундук, но на нем сидел младший брат невестки (или сестренка, если брата не было), он просил за сундук выкуп – пару новых сапог. Шаферы не соглашались, предлагали какую-нибудь безделушку, а мальчонка настаивал на своем, он знал, что сапоги для него припасены, лежат на гарбе под поветью. После шуточных торгов мальчишка полу­чал сапоги, а сундук погружали на гарбу или бричку и увозили.

Во второй раз приезжали за отцом и матерью новобрачной. Теперь они уже именовались баш худас – главный сват и баш змбитъира – главная сватья. После того как их доставляли в дом новобрачных, отправлялись в сопровождении музыкантов за посажеными родителями. У паранифсы уже бывали приготовлены два больших пирога, калачи и другие сласти. Их завязывали в бухчу и клали на бричку. Паранфу запасался водкой и присо­вокуплял к поклаже баранью тушу. Посаженых родителей встречали тор­жественно – музыкой и танцами. Один пирог паранифсы развертывали, чтобы все могли оценить ее кулинарное мастерство. Потом его убирали до конца свадьбы.

Торжественным пиром руководили посаженые отец и мать. В разгар ве­селья посаженая мать и старший шафер открывали сундук невесты. Кроме ее приданого там находились подарки, которые были обещаны в день боль­шого сватовства. Подарки раздавали всем по старшинству: свекру – са­мый лучший и дорогой подарок – вышитая шелковая рубашка, носовой платок, полотенце, кисет; свекрови – вышитую рубаху, шелковый платок, а в старину (XIX в.) еще и харти – повязку, закреплявшую кудель на прял­ке. Преподносились подарки от имени невестки и другим ее новым родст­венникам. Родители и прочие родственники молодой также получали по­дарки от родни зятя – согласно уговору.

После раздачи подарков начиналось одаривание молодых – харизмата. Отец новобрачного дарил деньги. Отец молодухи дарил своей дочери корову или телку. Ее крестный отец – телку или овцу, близкие родствен­ники-мужчины – по овце. Затем в церемонию одаривания включались ос­тальные гости. На стол ставили пирог паранифсы, паранфу разрезал его на мелкие куски. Парагамброс подносил каждому гостю кусочек пирога, рюмку водки; мужчины, выпив водки, клали на тарелку деньги, а женщины – свои подарки: материю, посуду и другие вещи. Каждый подарок шафер брал в руки и сообщал собравшимся, кто что подарил. Все преподнесенное отдавали паранфу, он пересчитывал деньги и вручал их новобрачным.

Молодая жена в этот день сидела с молодежью в закрытой комнате, на пиру не присутствовала. На ней был еще свадебный наряд, только голову вместо фаты покрывал шелковый платок. А в те времена, когда надевали перифтар, его носили постоянно до рождения первого ребенка.

Свадьба окончена. Гарба, запряженная парой волов, или пароконная бричка уже приготовлены, чтобы развозить почетных гостей.

Во время прощания новобрачные всем целовали руки. В следующее воскресенье после свадьбы молодые супруги навещали родителей жены. Этот обряд называется ста ухто – восьмой день.

Ю.Иванова. Греки России и Украины.

Известно другое описание свадьбы в Сартане. Свадьба у греков Приазовья начинались обычно осенью, после религиозного праздника Покрова. Он считается покровителем брачных союзов. Наверное поэтому, после свадьбы женщина уже без головного убора не выходила на люди. В домашних условиях носила платок, а на праздниках – перифтар. Нигде так ярко не проявляется народность и древний быт, как в свадебных обрядах греков. Свадьба раньше была более утомительной и торжественной, нежели сейчас – веселой и разгульной.

Ежегодно, в осенний период, девушки собирались в одно место селения, где их высматривали женихи. На посиделках они исполняли греческие эписаламья (песни-исповедания), нередко проникнутые глубокими и умилительными чувствами, сопровождающие все акты греческой свадьбы, где каждому действию соответствовала особенная песня: сговору, девичнику, величанью и т.д. Эти песни содержат в себе приготовление к исполнению обязанностей жены и хозяйки, описывают переход из девичьего состояния в замужнее, из рук и дома родителей в руки и дом мужа; ибо для невесты-гречанки в старину жених был суженый, который избирался родительской волей и для невесты был судьбой.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38