Празднества второго дня традиционны для греческой свадьбы. Устраи­вают различные состязания: бег или

Празднества второго дня традиционны для греческой свадьбы. Устраи­вают различные состязания: бег или забавные соревнования — кто скорее съест арбуз, блинчики со сметаной и т.п. Подобные шуточные состязания ныне заменили настоящие, где можно было показать силу и удаль (пере­житки так называемой «борьбы за невесту», известной нам из фольклор­ных текстов, согласно которым невеста доставалась самому сильному и храброму). Например, в Новой Каракубе (Красная Поляна) вспоминают, что свадебное веселье сопровождалось скачками, победители которых по­лучали специальную сдобную выпечку.

Очевидно, заимствованным элементом надо признать шутливые продел­ки с новоиспеченной свекровью: ее катают на тачке, если она не догадается вовремя откупиться от забавников водкой.

Столь же игровой оттенок приобретает ныне мытье ног: невестка мыла ноги свекру (иногда и свекрови) или же голову, а шутники в это время на­брасывали в таз всякой грязи – получалась общая забава. Полагают, что такое действо – символ покорности и особого уважения перед старшим мужчиной со стороны молодой женщины. Однако это может быть и вы­полнение обычных будничных обязанностей вроде подметания пола, ко­торое совершает невестка на второй день свадьбы: в старом быту было принято, чтобы жена, невестка, дочь мыли ноги и голову мужу, отцу, свекру. В данном случае в виде забавы пародировались будущие обязанности не­вестки.

На второй день свадьбы в доме молодоженов появляются ряженые (джамаля), которые пародируют свадебный обряд, причем обязателен травестизм – переодевание с переменой пола, что по всей вероятности связано с мотивами эротизма, на фоне которого разворачивалось все праздничное действо. Так как ныне сценарий свадьбы в значительной степени неполон и сильно варьируется в зависимости от того, как и что помнится его участ­никам, ряженые могут появиться и в первый же день, потешая собрав­шихся шутками, порой доходящими до непристойности — в зависимости от фантазии и внутренней культуры исполнителей. К группе, разыгрывающей пародийную свадь­бу, присоединяются другие маски, среди них наиболее популярны «цы­гане», они танцуют, «гадают», «воруют», вымогают деньги. В этом пункте цикла праздничная сторона решительно превалирует над обрядовой. Безу­держное общее веселье затопляет улицы, кварталы, свобода общения, за­мешанная на эротике, придает ему особый оттенок.

Утром второго дня родственницы (сестра, тетка) приносили вместе с «завтраком матери» часть приданого (джиэз), в основном одежду молодой, а мебель и прочие предметы привозили несколько позже (в разных селах устанавливался свой порядок).

На второй или третий день «провожают» кума: с музыкой и шумом боль­шая группа (иногда в нее включались молодые, но не везде) вела его домой, а он обязан был угостить провожавших. Так заканчивался свадебный цикл.

Послесвадебный цикл включал первый выход молодой по воду, первое посещение молодоженами церкви и другие обряды. Обязательный элемент этого цикла – посещение родителей молодой. Согласно балканской тради­ции новоиспеченная чета отправлялась к ним на восьмой день (ныне могут договориться и о другом сроке – судя по обстоятельствам). День называет­ся охто (на местном наречии хто), что значит по-гречески «восемь». Ино­гда шли к сватам в сопровождении музыкантов, устраивали большое уго­щение, подчас это был обмен визитами, в других вариантах ограничива­лись небольшой компанией, однако посещение это входило в обязательный репертуар цикла.

Современная свадьба примечательна тем, что ее участники стараются выполнить максимум традиционных действий при сокращении временного протяжения всего обряда.

Самостоятельного рассмотрения заслуживает песенная и танцеваль­ная свадебная обрядность: специальные песни (которые вне свадебного об­ряда не исполняются) сопровождают весь этот сложный спектакль. Как правило, они повествуют о сущности каждой из составляющих обряд церемоний, другими словами, их стиль – эпический. Их содержание, так же как и смысл упоминаемых в них обрядов, ныне не всегда понятны исполни­телям. Например, не могут ныне объяснить, почему в старину невесте нака­нуне свадьбы приносили петуха (песня, сопровождавшая это действо, со­хранилась и исполняется). Между тем петух как символ плодородия (экви­валент – курица, утка) фигурирует в свадебной обрядности в балканской Греции, у балканских мигрантов в Украине (например, у албанцев), а так­же в славянской традиции.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38